Top.Mail.Ru
Купить Культурно-исторический анализ психологической травмы: Учебно-методическое пособие

Культурно-исторический анализ психологической травмы: Учебно-методическое пособие

320 ₽
Этот товар можно оплатить Долями
80 ₽ сегодня
и 240 ₽ потом, без переплат
02 фев
80 ₽
16 фев
80 ₽
02 мар
80 ₽
16 мар
80 ₽

Тип книги:

печ. книга

Характеристики

Формат книги
199x130x5 мм
Вес
0.1 кг
Кол-во стр
108
Год
2023
ISBN
978-5-7312-0420-0
Код
29096

Тип книги:

печ. книга

Аннотация

В учебном пособии представлена попытка обосновать назревшую необходимость введения в практику консультирования основных понятий культурно-исторического персонализма в их внутренней теоретической и практической взаимосвязи при анализе психологической травмы. 

Методологической основой этого нового направления в психологическом консультировании являются достижения отечественной философии и психологии: концепция процесса объективации Н. Бердяева, содержание базовых понятий и принципов культурно-исторической психологии Л. С. Выготского, теория деятельности А. Н. Леонтьева, методологический анализ движущей силы развития психики Э. В. Ильенкова, анализ структуры деятельности, проведенный П. Я. Гальпериным, концепция психологии переживания Ф. Е. Василюка.

Книга рекомендована студентам, специализирующимся по профилю: Психологическое консультирования, а также всем интересующимся проблемами психотерапии.

Содержание

Предисловие
Тема I. Истоки и особенности
Культурно-исторического персонализма как развивающегося направления отечественного консультирования
Тема II. Культурно-исторический анализ психологической травмы
Литература

Отрывок из книги:

Тема II. Культурно-исторический анализ психологической травмы

С целью анализа не только психофизиологической/ но и социальной составляющих психологической травмы нами была предпринята попытка более тщательного изучения социальной формы, определяющей психологическое содержание и последствия травматической ситуации. При этом мы полностью разделяем мнение 3. Фрейда о том, что психологическая травма порождается не только угрозой для жизни, как на этом настаивают современные исследователи ПТСР [21; 29; 42], но и угрозой рабства, т.е. власти, превращающей субъекта в бесправный, подневольный и беспомощный объект своекорыстной манипуляции. Анализируя современную криминальную травму, которая является наиболее массовой и типовой, нельзя не заметить, что она актуализирует архаическую культурно-историческую форму деперсонализации пострадавшего, навязывая ему рабскую позицию и психологическую зависимость от активной стороны травматической ситуации (в дальнейшем «бенефицианта» или «выгодоприобретателя»).

На протяжении ранних этапов истории человечества массовые переживания результатов стихийных бедствий, угрожающих жизни людей: землетрясений, пожаров, наводнений и т.д., - приводили к персонализации этих экстремальных стрессоров в образе языческих богов. В современном обществе психологический процесс персонализации не исчезает, а проявляется на младенческой стадии развития индивида [36] и в процессе переживания травматической ситуации пострадавшими [48, 49]. В условиях экстремальных ситуаций [42] вся боль переживаний пострадавших персонализируется в образе реального или виртуального персонажа. Это могут быть, к примеру, мародеры, которых пострадавшие опасаются больше стихии, обрушившейся на них. Результат персонификации всегда объективирован, т.е. воспринимается как реально существующий объект, и именно в той форме, которая соответствует субъективному состоянию индивида, включая галлюцинацию и бред.

Объективироваться в образе «персонификатора» может инфернально преувеличенный «подозреваемый», сознательно создавший травматическую ситуацию, но еще не уличенный в этом следственными органами и судом, т.е. еще не «преступник»; или «выгодоприобретатель», который только воспользовался стихийно создавшейся ситуацией, не нарушив при этом закона и даже моральных норм. Им может быть персонаж, играющий роль «преследователя» в манипулятивной игре [3]; или даже сам пострадавший от собственных действий и т.д. За этим существенным травматическим образом, который отождествляется пострадавшим с реальным объектом, пока закрепился предложенный нами термин «персонификатор».

Похожие товары