Top.Mail.Ru
Купить Сказки обратимой смерти: Депрессия как целительная сила

Сказки обратимой смерти: Депрессия как целительная сила

790 ₽
Этот товар можно оплатить Долями
199 ₽ сегодня
и 591 ₽ потом, без переплат
29 янв
199 ₽
12 фев
197 ₽
26 фев
197 ₽
12 мар
197 ₽

Выберите тип книги:

печ. книга

Характеристики

Переводчик
Курман-Сноп Тайба,
Издательство
Когито-Центр,
Формат книги
125x200x11 мм
Вес
0.229 кг
Кол-во стр
246
Год
2018
ISBN
978-5-89353-431-3
Код
21336

Выберите тип книги:

печ. книга

Аннотация

В современном обществе депрессию принято считать негативным явлением, болезнью, которую следует предотвращать или лечить. Однако многие героини сказок и легенд, на которых основана европейская культура, абсолютно осознанно обрекают себя на временное поражение, на муки ада, на обратимую смерть. В своей книге Симона Мацлиах-Ханох предлагает взглянуть на депрессию как на процесс, обладающий важным лечебным потенциалом, как на спасительное лекарство для загнанной в тупик души. Герои сказок и легенд подсказывают нам пути выхода из, казалось бы, безвыходных положений, учат мудрому отношению к боли и страданию.


Содержание

  • Пролог
    • Жила-была девочка
    • К кому обращаются сказки обратимой смерти
  • Часть Первая: Белоснежка (Кровавая Белоснежка)
    • Введение: Красное–черное–белое
  • Все начинается с дома
    • Зеркальце на стене
    • Проглотить Белоснежку
    • Тревожный лес
    • Избушка
  • Подарки
    • Белоснежка открывает дверь
    • Яблоко смерти, яблоко бессмертия
  • В объятьях смерти, навстречу жизни
    • Смерть Белоснежки
    • Возвращение анимуса
    • Эпилог ужасов
  • Часть Вторая: Красная Шапочка
    • Введение. Несколько слов, прежде чем нырнем в волчье брюхо
  • Дорога туда
    • Мама и красная девочка
    • Бабушка
    • Встреча с Серым Волком
    • Цветы Персефоны
    • Диалог со смертью. Шах и мат
  • Дорога назад
    • Их Величество Сон
    • Высвобождение
    • Каравай
    • Эпилог
  • Часть Третья: Спящие Красавицы
  • Талия
    • «Солнце, Луна и Талия»
    • Женственность, скрученная в нить
    • Проклятие
  • Ситтукан
    • Сладострастная чувственность в Храме Смерти
    • Рассказ девятого констебля
    • Ножны и кинжал
  • Матриархальна я аптека
    • Секс как жизненная сила
    • Вернуть себе взгляд, определяющий сущность
    • Способность творить: способность к созиданию
    • Целебные силы Матушки-Земли
  • Эпилог: Дети Света и Тени
  • Примечания

Пролог

В один из вечеров третьего месяца безоблачной беременности у меня началось кровотечение. Я сидела на унитазе и плакала. Позвала своего тогда еще будущего мужа, добралась до машины - и в больницу: до нее было несколько минут езды. Худая врач с русским лицом такого же оттенка, как и ее бледно-зеленый операционный костюм, выглядела, будто ее только что разбудили, и была настолько вялой и безразличной, я бы сказала, даже отрешенной, что у меня закралось подозрение, не укололась ли она. Грубо покопавшись во мне наконечником устаревшего УЗИ, врач сообщила, что не видит никакой беременности. Получалось, что я все выдумала. Наверное, мой растерянный вид вызвал в ней жалость, и, смягчившись, она добавила, что аппаратура эта старая и что мне стоит подождать до утра, когда откроют кабинет с новым УЗИ и сделают более подробное обследование.

- Жаль, - еле коснувшись моей руки, заметила она.

Я лежала на больничной кровати. Одним этажом выше прямо надо мной рождались дети; матери кормили, кружили по коридору, как и положено после родов, на широко расставленных ногах и крови- ли в толстые прокладки. Я уже больше не кровила - моя маленькая уже не существующая беременность больше не кровила.

Утром молоденькая, лет двадцати, техник обследовала меня на новом УЗИ.

- Это mis*, - громко бросила она стоявшему возле моей головы врачу.

* Сокращение английского «miscarriage» - произвольный выкидыш.

Я выползла из кабинета; трусы в пятнах свернувшейся крови, живот вымазан прозрачным гелем. Вытираюсь. Все. Я больше не беременна. И что же мне теперь делать?

Все старались делать вид, что ничего не случилось.

- Это ведь не то, чтобы ты действительно потеряла ребенка, - сказала мне моя лучшая подруга, и у меня не хватило духу ей возразить.

А на самом деле я чувствовала, что, да, потеряла ребенка, но говорить об этом мне нельзя. Всю свою жизнь я пыталась исправить неисправимое, спасти безнадежное тем, что переключалась на что-то новое и замечательное - этакое чудодейственное лекарство, которое я сама для себя же и придумывала. Лекарство достаточно длительного действия, чтобы, очнувшись, я вспоминала о пережитой боли как о чем-то мимолетном и незначительном. Так было и после выкидыша. Прошло два дня, мы ехали в машине. Дорога эта из Тель-Авива в Иерусалим всегда потрясающе красива.

- Давай все поправим, - предложила я своему другу, не сводя глаз с дороги, - давай, поженимся.

В тот же вечер я позвонила нашим самым близким друзьям и сообщила, что у меня есть два известия: одно грустное и одно радостное. Я уже больше не беременна, и я выхожу замуж.

Мы погрузились в подготовку к свадьбе и делали все, о чем мечтали: подобрали чудесный свадебный наряд; накатали несколько сот километров в поисках особых сыров, хорошего вина и свежего домашнего хлеба, который будет доставлен еще теплым прямо к праздничному столу. И все это время я не радовалась так, как думала, что должна радоваться. А потому сердилась на себя, даже начала подозревать, что, возможно, недостаточно люблю своего будущего мужа, и придиралась к нему из-за любой мелочи, объясняя, как это важно не упустить ни одной детали. И мы ничего не упускали; все, конечно, было отлично. Все, кроме одного: ничто меня по-настоящему не радовало, и я пришла к выводу, что у меня явно есть какой-то дефект; что я не способна любить. Я продолжала готовиться к свадьбе, злясь на себя за то, что не свечусь от счастья.

Читать далее в нашем блоге

Похожие товары