Top.Mail.Ru
Купить Образ и сознание в арт-терапии

Образ и сознание в арт-терапии

820 ₽
820 ₽
Нет в наличии
Этот товар можно оплатить Долями
205 ₽ сегодня
и 615 ₽ потом, без переплат
16 апр
205 ₽
30 апр
205 ₽
14 май
205 ₽
28 май
205 ₽

Тип книги:

печ. книга

Характеристики

Издательство
Когито-Центр
Формат книги
153x217x19 мм
Вес
0.45 кг
Тип обложки
Твердый переплет
Кол-во стр
271
Год
2018
ISBN
978-5-89353-538-9
Код
23488

Тип книги:

печ. книга

Аннотация

Монография посвящена исследованию генезиса арт-терапии. В первой части книги в рамках структурно-антропологического подхода, разработанного Владимиром Никитиным, рассматриваются онтологические, психологические и нейропсихологические вопросы формирования художественного образа и его воздействия на сознание. Во второй части книги представлена эктопластическая арт-терапия Петера Цанева и его идея о том, что арт-терапия является странным и неожиданным наследником и продолжателем искусства психологического модернизма во второй половине XX в. и начале XXI в.

Владимир Никитин - доктор философских наук, кандидат психологических наук, профессор, заведующий кафедрой философской антропологии и арт-терапии Московского социально-педагогического института, руководитель магистерской программы по арт-терапии. Председатель Восточно-европейской ассоциации арт-терапии.

Петер Цанев - доктор искусствоведческих наук, профессор, заведующий кафедрой психологии искусства и художественного образования Национальной Академии Художеств, София, руководитель магистерских программ по арт-терапии и психологии искусства.


Содержание

    • Предисловие ко второму изданию
    • Благодарности. «Посвящение и посвященные»
    • Введение
  • Часть I. Структурно-антропологическая арт-терапия. Владимир Никитин
    • Глава 1. Нейропсихологические механизмы арт-терапии
      • Нейрофизиологические механизмы памяти и их значение для арт-терапии
      • Стратегии арт-терапии с точки зрения теории синергетики
        • Терапевтическая история № 1
      • Принципы интерпретации содержания и структуры художественного образа
        • Критерии построения художественной композиции
        • Терапевтическая история № 2
      • Маскотерапия: краткосрочная терапия актуальных аффективных состояний (арт-сессия 11.11.2016)
        • Механизмы и модели маскотерапии
        • Терапевтическая история № 3
      • Резюме к главе 1
    • Глава 2. Онтология образа красоты
      • Значение образа прекрасного в психической регуляции целостного состояния здоровья
      • Образ красоты и его воздействие на телесность человека
      • Резюме к главе 2
    • Глава 3. Образ как средство саморегуляции
      • Образ тела и его значение для саморегуляции
        • Онтология человеческой плоти
        • Значение интуиции в опыте самопознания
        • Феноменальный анализ опыта переживания «эффекта реальности»
      • Нейропсихологические механизмы саморегуляции
        • Онтогносеологический анализ опыта саморегуляции
        • Постановка проблемы
        • Стратегии исследования сознания
        • Значение сензитивности
        • Методология исследования
        • Условия трансгрессивного перехода
        • Риск как базовый принцип самоорганизации
        • Роль мастера
        • Результаты эксперимента
      • Впечатление у частника тренинга «Наули», 15–24.08.2016
        • Точка и расстояние
        • А так ли это?
        • «Всем видевшим и прошедшим Кара-Дере посвящается»
      • Резюме к главе 3
    • Послесловие. Сон, который изменил мое представление о мироустройстве (начало 2000-х годов)
    • Литература
  • Часть II. Эктопластическая арт-терапия. Петер Цанев
    • Глава 1. Арт-терапия и психологические границы искусства
      • Кто мыслит искусство?
      • Кто контролирует образы?
      • Чем психология угрожает искусству?
    • Глава 2. Арт-терапия и искусство психологического модернизма
      • Будущее искусства в психологических обществах
      • Психологический человек и его искусство
      • Искусство как психологический тест
    • Глава 3. Эктопластическая арт-терапия и идея визуального бессмертия
      • Внутренний наблюдатель и непредвидимое психологическое тело
      • Белая доктрина и пробуждение образов
      • Формы сознания в искусстве и формы эктопластической арт-терапии
    • Литература
    • Аннотация
    • Summary

Введение

Вопрос о возможности познания человеком себя, понимания смыслов своего существования сталкивается с гносеологической проблемой определения того, что может выступать в качестве средства этого процесса рефлексии. По всей видимости, любой процесс познания невозможен без процесса его осознания. Сознание является тем инструментарием, благодаря которому человек способен осуществлять акт рефлексии, т. е. самоопределяться. Самоопределяя себя по отношению к другим объектам действительности, субъект научается определять характер воздействия на себя как материальных объектов, так и их виртуальных слепков — образов. Последние могут обладать большей силой воздействия, чем реально существующие объекты, которые они представляют в образах. И именно этот феномен является главным объектом внимания в теории арт-терапии.

Безусловно, арт-терапия сегодня — многоликое, не вписывающееся в единое категориальное пространство феноменальное явление, вбирающее в себя знания из научно-философской и социально-культурной сфер общественной жизни. Однако открытым остается вопрос о сущности воздействия искусства на человека, что обусловливает поверхностное описание механизма арт-терапевтического вмешательства в решение психологических проблем личности. Все это указывает на невозможность рассмотрения генезиса арт-терапии вне исследования антропологических аспектов проблематики, посвященных изучению онтологии духовного и телесного, аксиологии Красоты и психологии восприятия, нейропсихологических механизмов творчества и природы воздействия образа на сознание (Никитин, 2014; Цанев, 2008; Rubin, 2010; Schlette, Fuchs, Kirchner, 2017; Turner, 2006).

Ситуация выглядит достаточно парадоксальной: построение методических моделей арт-терапевтической работы основывается не на понимании онтологии художественного образа и механизмов его воздействия на психику человека в целом, а на следовании безликому процедурному алгоритму, разработанному когда-то и кем-то вне учета влияния пространственно-временных и субъективных факторов. И это касается как обоснования применения диагностических проективных методик, используемых для создания объективного психологического представления о субъекте терапии, так и определения алгоритма границ самой процедуры проведения собственно арт-терапевтических сессий.

И, как следствие этого факта, за увлеченностью «терапевтическими» технологиями скрывается поверхностное представление об истинных механизмах воздействия художественного образа на психику человека. Арт-терапия превращается в спонтанную игру отношений арт-терапевта и реципиента, результативность которой определяется уровнем интеллектуального развития и характером эмоционального состояния последнего, степенью его интереса к креативной деятельности. И все это рассматривается как краткосрочная терапия, позволяющая снять, а точнее сказать, завуалировать значимые для реципиента проблемы как в сфере социально-психологических отношений, так и в области коррекции его насущного психосоматического состояния.

Мы полагаем, что причина столь поверхностного отношения к методологии и техникам арт-терапии кроется в неопределенности сущности понятия сознания и генезиса его проекции в образе, в непонимании структуры и содержания художественного образа, оказывающего терапевтическое воздействие на воспринимающего его субъекта. Актуальным является и определение эстетического значения художественного образа, степени его приближения к идеалу, к тому, что принято определять понятием «красота». Именно данная эстетическая категория может выступать в качестве объективного критерия оценки как результатов проективной диагностики, так и эффективности психологической коррекции психических, социально-психологических отклонений и психосоматических проблем.

Безусловно, острый интерес к «вечной теме» — красоте — связан с поиском современной личностью критериев идентичности, определяющих ее отношение к себе и миру. Данная потребность обусловлена пограничным состоянием культуры постиндустриального общества, нередко определяемым в научно-философской литературе как антропологический и психологический кризис. Важнейший компонент этой проблемы — соотношение и взаимосвязь телесного и духовного, интуитивного и сознательного в человеке, особенно ярко проявляющегося в процессе художественного творчества.

Читать далее в нашем блоге

Похожие товары