Top.Mail.Ru
Купить Три характера: нарциссический, пограничный, маниакально-депрессивный

Три характера: нарциссический, пограничный, маниакально-депрессивный

680 ₽
800 ₽
Этот товар можно оплатить Долями
170 ₽ сегодня
и 510 ₽ потом, без переплат
10 июн
170 ₽
24 июн
170 ₽
08 июл
170 ₽
22 июл
170 ₽

Тип книги:

печ. книга

Характеристики

Автор
Боллас К.
Переводчик
Карнаухова А.
Издательство
Когито-Центр
Формат книги
207x135x15 мм
Вес
0.254 кг
Тип обложки
Твердый переплет
Кол-во стр
158
Год
2023
ISBN
978-5-89353-669-0
Код
30094

Тип книги:

печ. книга

Аннотация

Эссе данной книги посвящены трем характерологическим типам: пограничному, нарциссическому и маниакально-депрессивному. Хотя каждая личность индивидуальна и складывается под воздействием множества факторов, все представители определенного характера имеют сходство в отношениях между собственной субъективностью и миром – то, что Кристофер Боллас называет аксиомой характера. В основе каждого расстройства характера лежит не только особая психическая боль, но и специфическая попытка решения экзистенциальной проблемы. Если клиницист сможет понять их особую мудрость и передать ее своему анализанту, такое понимание будет способствовать естественному процессу излечения.

Кристофер Боллас (род. 1943) – психоаналитик и писатель, член Британского  психоаналитического общества и Лос-Анджелесского института и общества
психоаналитических исследований. Он является одной из ведущих фигур в современной психоаналитической теории.

Содержание

Благодарности  
Об авторах
Введение  
Глава 1. Нарциссический характер 
Глава 2. Пограничный характер
Глава 3. Маниакально-депрессивный характер 
Обсуждение с Сашей Болласом

Введение

Эти эссе основаны на лекциях, представленных психоаналитикам, психоаналитически ориентированным психологам и психотерапевтам, которые посещали Чикагские воркшопы (1991–2007) и Арильдскую конференцию (1983–2010). 
На Чикагских воркшопах группы из восьми человек встречались три раза в год, большинство участников посещали их по крайней мере десять лет. Арильдская конференция проводилась ежегодно в течение трех дней, и на ней присутствовали тридцать клиницистов из Швеции и Дании. Из них по крайней мере двадцать пять участников собирались вместе в течение двадцати шести лет. 

Обе группы были сфокусированы на клинической работе. Каждое собрание было посвящено одному случаю, что позволяло представляющему его аналитику в течение нескольких часов излагать материал, а затем детально обсуждать его. Тот же случай обычно вновь выносился на рассмотрение группы спустя несколько лет; в некоторых ситуациях случай мог обсуждаться более десяти лет. 

Участники были опытными клиницистами. Они были хорошо начитанны и знакомы с основополагающими психоаналитическими трудами по расстройствам характера. В Чикаго многие из них учились с Питером Джоваккини, с которым я познакомился в середине 1980-х годов. Он также посещал Арильдскую конференцию в 1990-е годы, так что обе группы могли получить пользу от встреч с ним, поскольку он отличался глубоким пониманием основ работы с наиболее проблематичными характерологическими паттернами. Все участники были знакомы со стандартными текстами Отто Кернберга, Хайнца Кохута и Гарольда Сирлза, и мы также изучали труды Андрэ Грина, Масуда Хана и других европейских аналитиков, которые много писали о проблемах характера. 

Представленные здесь эссе предполагают знакомство с этой литературой или работами других аналитиков, которые писали на данные темы. Они посвящены исследованию отдельных элементов трех типов характера и никоим образом не претендуют на всестороннее объяснение всех аспектов. Особая цель лекций, на которых основываются эти эссе, заключалась в том, чтобы помочь клиницистам погрузиться в психику этих трех типов личностей, в соответствии с этим каждая глава заканчивается рассказом от первого лица о позиции одного из этих Я в мире. Только когда мы помещаем себя внутрь логики этих характеров, мы можем начать определять и понимать те стратегии, которые они развивали для того, чтобы пережить трудные времена. 

Упражнение в выражении мыслей от первого лица – это техника, которую я приобрел в аспирантуре, когда изучал английскую литературу. Столкнувшись со сложными, на первый взгляд сбивающими с толку персонажами, я обнаружил, что могу легче найти к ним подход, если просто буду говорить (или писать) так, как если бы я был ими. Когда я руководствовался последовательностью действий какого-нибудь персонажа, то это неизбежно раскрывало логику его характера. В качестве примера возьмем начало «Моби Дика» Мелвилла: мы начинаем с Ишмаэля, который, в сущности, говорит: «Я иду в море, потому что если я не пойду, то я убью кого-нибудь». Если мы проследим за всеми его последующими мыслями и действиями, то спустя время мы обнаружим, что их движение повторяет аксиомы, раскрывающие значимые предпосылки, управляющие его личностью. 

Для начала важно отметить, что никакие две пограничные, нарциссические или маниакально-депрессивные личности не тождественны друг другу. Действительно, не считая отдельных важных личностных аксиом, они могут иметь между собой очень мало общего. Они будут такими, какие они есть по множеству различных причин, тем не менее, все же возможно описать типичные отношения между ними как субъектами и тем миром, в котором они живут. Так что когда мы используем такие понятия, как «нарцисс», «пограничный» или «маниакально-депрессивный», то посредством этого мы идентифицируем аксиомы, общие для таких индивидов. Каждое расстройство характера по-своему лишает личность ее рецептивной и коммуникативной результативности. В потоках их сознания, которые могут быть очень разными, есть и общие для них типы запруд – характерные механизмы, которые функционируют независимо от деталей повседневности и являются относительно предсказуемыми. 

В основе всех расстройств характера находится душевная боль, и любая структура характера способствует тому, что через ее повторение становится возможным обнаружить особенное страдание личности. Может потребоваться много месяцев анализа, чтобы понять аксиоматическую структуру пациента, но если мы имеем дело с нарциссом, пограничным или маниакально-депрессивным индивидом, то постепенно мы идентифицируем и узнаем эти черты характера и разумность этих особенностей. Неважно, видим ли мы проблему как преимущественно биологическую или связанную с нарушениями в материнском мире или с невозможными дилеммами реальности, каждое расстройство является разумной попыткой разрешить экзистенциальную проблему. 

И хотя эти решения могут быть сами по себе очень необычными, если клиницист сможет ухватить их специфику и помочь анализанту понять их особую разумность, то тогда может начаться естественный процесс их обезвреживания.

Похожие товары