Top.Mail.Ru
Купить Мы и смерть. Критически-историческое исследовательское издание

Мы и смерть. Критически-историческое исследовательское издание

360 ₽
Этот товар можно оплатить Долями
90 ₽ сегодня
и 270 ₽ потом, без переплат
11 дек
90 ₽
25 дек
90 ₽
08 янв
90 ₽
22 янв
90 ₽

Тип книги:

печ. книга

Характеристики

Издательство
ERGO
Формат книги
214x145x6 мм
Вес
0.13 кг
Тип обложки
Мягкая обложка
Кол-во стр
92
Год
2022
ISBN
978-5-98904-324-8
Код
28492

Тип книги:

печ. книга

Аннотация

В настоящем издании публикуются три версии доклада Фрейда "Мы и смерть", который был представлен в венской ложе еврейской общественной организации Б’наи-Б’рит 16 февраля 1915 года. Первая версия — это рукописный набросок доклада, подготовленный и датированный 7 февраля 1915 года, больше чем за неделю до состоявшегося выступления. Затем печатная версия доклада, опубликованная в отчётах организации Б’наи-Б’рит, в № 1 за 1915 год. И наконец, расширенная и отредактированная версия под названием Наше отношение к смерти», которая в качестве второй главы работы «Современное о войне и смерти» была опубликована в «Imago», психоаналитическом журнале по прикладным вопросам гуманитарных наук. Первую главу данной работы составила статья «Разочарование войны», тематически дополняющая поднятые в первоначальном докладе проблемы.

Таким образом, возникает возможность при сопоставлении представленных текстов более полно проследить разворачивание мысли Фрейда, заметить ряд важных деталей в композиционном построении текстов, в лексических подборах, в своеобразиях авторской редакционной правки.

Тема доклада и его последующих публикаций — противоречивое отношение к смерти, выявляемое у современного культурного человека. Фрейд высказывает свои размышления на фоне тогда ещё продолжавшейся Первой мировой войны, когда её многочисленные жертвы, проявленные людьми жестокость, склонность к разрушениям, культурная и социальная регрессия вызвали у многих потрясения и разочарования. Фрейд сосредоточивает своё внимание на раскрытии иллюзорных, обманывающих, лицемерных отношениях людей культурного мира к смерти.

Отрывок

Почтенные президенты и дорогие братья! Прошу Вас не думать, будто я дал своему докладу столь жуткое название в порыве злонамеренности. Я знаю, что многие люди не хотят ничего слышать о смерти, значит, такие, возможно, есть и среди Вас, и хотел избежать заманивания этих братьев на мучительный для них час. Я также мог бы видоизменить другую часть своего заголовка. Вместо «Мы и смерть» доклад можно было бы назвать «Мы, евреи, и смерть», поскольку то отношение к смерти, которое я хочу перед Вами разобрать, именно мы, евреи, демонстрируем чаще всего и в самом крайнем виде.
Но Вы легко можете представить, как я пришёл к выбору именно этой темы. Это следствие пугающей войны, свирепствующей в наше время и лишающее нас всех ориентации в жизни.
Я заметил, что во главе действенных здесь, сбивающих с толку моментов стоит изменение в нашей установке к смерти.

Какова же наша установка к смерти? Я считаю её весьма примечательной. В целом мы ведём себя так, как если бы хотели элиминировать смерть из жизни; мы хотим, скажем так, замолчать её; мы думаем о ней [так же мало], как — о смерти! Эта тенденция, конечно, не может утверждаться без помех. Ведь порой смерть всё-таки обращает на себя наше внимание. Тогда мы бываем глубоко потрясены и словно вырваны из нашей безопасности чем-то необычным. Мы говорим: «Ужасно!», когда гибнет отважный лётчик или альпинист, когда рухнувшие леса хоронят под собой троих или четверых рабочих, когда пожар на фабрике уносит жизни двадцати девушек-учениц или если даже идёт ко дну корабль с несколькими сотнями пассажиров.

Больше всего нас трогает, если смерть коснулась одного из наших знакомых; если это брат, мы даже проводим траурное заседание. Но по нашему поведению никто не мог бы заключить, что мы распознаём смерть как обязательность, что мы имеем уверенное убеждение, что каждый из нас должен природе свою смерть. Напротив, мы всякий раз находим объяснение, принижающее эту обязательность до случайности. Один умерший подхватил инфекционное воспаление лёгких; оно ведь не было обязательным; другой уже давно был очень болен, только не знал этого; третий был очень стар и немощен. Если же речь идёт об одном из нас, о еврее, то можно было бы подумать, что еврей вообще никогда не умирает естественным образом. Его в крайнем случае погубил доктор, иначе он, пожалуй, ещё и сегодня был бы жив. Правда, соглашаются, что умереть в конечном счёте придётся, но это конечное мы умеем отодвигать в необозримую даль. Если еврея спрашивают, сколько ему лет, он охотно отвечает: «От шестидесяти (примерно) до ста двадцати!»

В психоаналитической школе, которую я, как Вы знаете, представляю, отважились на утверждение, что мы — каждый из нас — по сути не верим в собственную смерть. Для нас также невозможно её себе представить. При всех попытках вообразить себе, что будет после нашей смерти, кто будет нас оплакивать и т. п., мы можем заметить, что продолжаем присутствовать при этом как наблюдатели. Также действительно сложно привить отдельному человеку это убеждение. Как только он попадает в ситуацию, когда может получить решающий опыт, он становится недоступен для любого доказательства.

Содержание

От издателей
[Набросок доклада:] Мы И СМЕРТЬ (1915)
Мы И СМЕРТЬ (1915)
Современное о войне и смерти (1915)
I. Разочарование войны
II. Наше отношение к смерти
Appendix
Комментарии
Библиография
Именной указатель
Указатель литературных и мифологических персонажей
Предметный указатель
Указатель географических названий
Список иллюстраций
Ил. 1. Первая страница наброска доклада
Ил. 2. Зигмунд Фрейд
Ил. 3. Первая страница печатной версии доклада Фрейда
Ил. 4. Первая страница рукописи «Современное о войне и смерти»
Ил. 5. Титул отдельного издания «Современное о войне и смерти» 1924 года

Похожие товары