Top.Mail.Ru
Купить Слова, которые исцеляют

Слова, которые исцеляют

800 ₽
Этот товар можно оплатить Долями
200 ₽ сегодня
и 600 ₽ потом, без переплат
24 май
200 ₽
07 июн
200 ₽
21 июн
200 ₽
05 июл
200 ₽

Тип книги:

печ. книга

Характеристики

Редактор
Рыжова Е. Ю.
Издательство
Когито-Центр
Формат книги
175x125x20 мм
Вес
0.306 кг
Тип обложки
Твердый переплет
Кол-во стр
307
Год
2014
ISBN
978-5-89353-425-2
Код
21042

Тип книги:

печ. книга

Аннотация

"Слова, которые исцеляют" (1975) – одна из самых известных книг Мари Кардиналь – написана на основе ее собственного опыта в психоанализе. Изображен тот период и те условия, что привели автора к психической нестабильности, а затем к постепенному выздоровлению. Сюжет вращается вокруг женщины, переживающей эмоциональный срыв, порожденный ее отношениями с матерью. Героиня проходит длительный курс психоанализа. Постепенно она понимает, что была не в состоянии справиться с жесткими рамками кодекса поведения патриархальной системы, регулирующими ее жизнь с детства. С помощью терапии и путем изложения в письменном виде всех своих эмоций и переживаний рассказчица начинает распутывать хаос в своем прошлом и получает возможность "переписать" свою жизнь.

Мари Кардиналь (1929-2001) - франкоязычная писательница феминистского направления. Ее глубоко личные книги, часто вдохновленные автобиографическими эпизодами, описывают сложные отношения между поколениями матерей и дочерей.

Кардиналь родилась в Алжире и там закончила университет, вышла замуж, воспитала троих детей. С 1953 по 1960 год преподавала философию в Салониках, Лиссабоне, Вене и Монреале. С 1960 года после переезда во Францию посвятила себя писательству. В Париже она начала психоанализ, который продолжала в течение нескольких лет. Кардиналь - автор многих романов, которые неоднократно были отмечены премиями. В романе «Слова, которые исцеляют» (1975) изображен тот период и те условия, что привели ее к психической нестабильности и психоанализу. Долгие годы Мари Кардиналь вела активную просветительскую и общественную работу. Она регулярно писала статьи для различных еженедельников («(.'Express», «Е11е»), принимала активное участие в феминистических проектах. Выполнила ряд переводов классических произведений греческих антиков, снялась в нескольких кинофильмах, выступала в качестве сценариста.


Отрывок из книги

Глухой переулок был плохо вымощен камнем, полон ухабов и неровностей, по краям тянулись узкие, местами побитые тротуары. Подобно потрескавшемуся пальцу, переулок проникал между одно-двухэтажными частными домами, прижимавшимися друг к другу, и в конце концов упирался в два забора, покрытых убогой зеленью.

Окна не выдавали ничего сколько-нибудь сокровенного, в них не было никакого движения. Казалось, что ты в провинции, и все же это был Париж, четырнадцатый округ. Здесь не было нищеты, какие было и богатства, это была жизнь мелкой буржуазии, скрывающей свои сбережения в обивке диванов, щербатых ставнях, ржавых желобах и облезлых стенах с облупившейся штукатуркой. Ворота, однако, были солидными, а окна на первых этажах - защищены прочными решетками.

Этот тихий закоулок насчитывал, наверно, лет пятьдесят, ибо сохранял в причудливых строениях следы стиля модерн. Кто обитал в них? Судя по некоторым витражам, дверным молоточкам, сохранившимся орнаментам, можно было предположить, что за этими фасадами жили вышедшие на пенсию люди искусства, завершившие свою карьеру живописцы, престарелые певицы, бывшие мастера сцены.

На протяжении семи лет три раза в неделю я проходила по этому переулку до конца, до забора слева. Я знаю, как здесь идет дождь, как прячутся от холода жильцы.

Я знаю, что летом здесь устанавливается почти сельский образ жизни с вазонами герани и спящими на солнце кошками. Знаю, как выглядит глухой переулок и при свете дня, и ночью. Знаю, что он всегда безлюден. Он кажется пустынным даже тогда, когда какой-нибудь прохожий спешит к своим воротам или шофер выводит свой автомобиль из гаража.

Теперь мне трудно вспомнить, который был час, когда я впервые переступила порог этого дома. Заметила ли я давно не ухоженные растения в садике? Почувствовала ли гальку на узкой мостовой? Пересчитала ли семь ступенек на крыльце? Успела ли разглядеть стену из жернового камня, пока ждала, чтобы открылась входная дверь? Не думаю.

Зато я увидела смуглого человечка, который протягивал мне руку. Я заметила, что он был худощав, прилично одет и весьма сдержан. Я увидела его черные глаза, непроницаемые, как матовое стекло. Я приняла его предложение подождать в комнате, которую он мне показал, раздвинув шторы. Это была гостиная в стиле Генриха II, где мебель - стол, стулья, буфет, сервант - занимала почти все пространство, демонстрируя вновь прибывшему барельефы в виде гномов и плюща, спиралевидные колонны из резного дерева, медные диски и китайские фарфоровые вазы. Эта уродливость не имела для меня никакого значения. Для меня была важна лишь тишина. Я находилась в настороженном и напряженном ожидании, пока не услышала справа от штор стук открывающейся двойной двери, затем звук шагов двух человек и легкий шорох, после чего входная дверь открылась и голос пробормотал: «До свидания, доктор». Ответа не последовало, дверь закрылась. И снова легкие шаги к первой двери, короткий скрип паркета под ковром, свидетельствующий о том, что дверь осталась открытой, затем - непонятное движение. Наконец шторы раздвинулись, и человечек пригласил меня в свой кабинет.

Читать далее в нашем блоге

Похожие товары