Top.Mail.Ru
Купить Базисный дефект: Терапевтические аспекты регрессии. 2-е изд.

Базисный дефект: Терапевтические аспекты регрессии. 2-е изд.

910 ₽
Этот товар можно оплатить Долями
229 ₽ сегодня
и 681 ₽ потом, без переплат
29 янв
229 ₽
12 фев
227 ₽
26 фев
227 ₽
12 мар
227 ₽

Выберите тип книги:

печ. книга

Характеристики

Издательство
Когито-Центр,
Формат книги
135x205x16 мм
Вес
0.4 кг
Кол-во стр
199
Год
2019
ISBN
978-5-89353-543-3
Код
23694

Выберите тип книги:

печ. книга

Аннотация

Возможно Вас заинтересует уценённая версия книги.

Впервые опубликованная в 1968 г. книга Микаэла Балинта «Базисный дефект: Терапевтические аспекты регрессии» послужила основой для широкомасштабной реформы психоаналитической теории и техники. Книга Балинта чрезвычайно важна для понимания таких центральных проблем психоаналитической теории, как природа Я (self), последствия нарушений в развитии, ценность эмпатии.

Содержание

Предисловие

Часть I. Три области психики

Глава 1. Терапевтические процессы и их локализация

Глава 2. Интерпретация и проработка

Глава 3. Два уровня аналитической работы

Глава 4. Область базисного дефекта

Глава 5. Область созидания

Глава 6. Резюме

Часть II. Первичный нарциссизм и первичная любовь

Глава 7. Три теории Фрейда

Глава 8. Изначальные противоречия

Глава 9. Клинические данные о нарциссизме

Глава 10. Шизофрения, злокачественная зависимость и другие нарциссические расстройства

Глава 11. Пренатальные и ранние постнатальные состояния

Глава 12. Первичная любовь

Глава 13. Взрослая любовь

Часть III. «Пропасть» и реакции аналитика на нее

Глава 14. Регрессия и ребенок в пациенте

Глава 15. Проблема языка в воспитании и в аналитической ситуации

Глава 16. Ограничения классической техники

Глава 17. Недостатки метода последовательных интерпретаций

Глава 18. Недостатки техники управления регрессией

Часть IV. Доброкачественные и злокачественные формы регрессии

Глава 19. Фрейд и представления о регрессии

Глава 20. Симптоматология и диагноз

Глава 21. Удовлетворение и объектные отношения

Глава 22. Другие формы терапевтической регрессии

Глава 23. Разногласия между Фрейдом и Ференци и их последствия

Часть V. Регрессировавший пациент и его аналитик

Глава 24. Терапевтическая регрессия, первичная любовь и базисный дефект

Глава 25. Ненавязчивый аналитик

Глава 26. Преодоление «пропасти»

Список литературы


Глава 4. Область базисного дефекта

Приняв умозрительно то, что существует уровень базисного дефекта, мы должны поставить перед собой вопрос: какие именно события в аналитическом лечении служат индикаторами того, что этот уровень достигнут? Возьмем в качестве примера рядовой случай. Предположим, что в течение некоторого времени лечение протекает довольно гладко: пациент и аналитик понимают друг друга, давления и требования, оказываемые и предъявляемые друг к другу, особенно к аналитику, не выходят за рамки разумного и, что особенно следует отметить, всегда понятны и обоснованны. Затем, начиная с определенного момента, внезапно или постепенно атмосфера аналитической ситуации коренным образом изменяется. Иногда это происходит спустя довольно короткий промежуток времени либо сразу же после начала анализа.

Есть несколько аспектов того, что я обозначу как радикальное изменение атмосферы. Прежде всего в этом ряду следует отметить, что пациент, как уже говорилось в предыдущей главе, перестает воспринимать интерпретации аналитика как интерпретации. Он воспринимает интерпретации как атаку, направленную на него, как какие-то претензии к нему; по сути, эти интерпретации являются для него инсинуациями, измышлениями, ничем не обоснованной грубостью или оскорблением, незаслуженным обхождением, несправедливостью или, по крайней мере, полным отсутствием уважения и т. д. С другой стороны, с той же степенью вероятности интерпретации аналитика могут восприниматься либо как нечто в высшей степени приятное, приносящее удовлетворение, возбуждающее, утешающее, либо как соблазнение; или вообще играть роль неопровержимого свидетельства уважения, привязанности и любви. Обычные слова, которые до сих пор имели общепринятое, «взрослое» значение, использование которых не могло вызвать серьезных последствий, приобретают теперь огромную важность и влияние как в позитивном, так и в негативном аспекте. В такие моменты каждое случайное замечание аналитика, каждый его жест или движение могут иметь для пациента колоссальный смысл, они могут приобрести значение, которое выходит далеко за рамки действительных намерений аналитика.

Помимо прочего, пациенту каким-то образом удается — и с этим трудно смириться — забраться аналитику под кожу. Ему становиться известно многое, очень многое о своем аналитике. Это знание пополняется не из внешних источников информации, а с помощью какого-то вдруг открывшегося сверхъестественного таланта: пациент вдруг становится способен «понимать» мотивы аналитика и «интерпретировать» его поведение. Этот сверхъестественный талант иногда кажется способностью к телепатии или ясновидению, а может быть, и действительно равнозначен им (см. Balint M., 1955). В переживаниях аналитика этот феномен представлен чувством, будто пациент находится внутри него и видит всю его подноготную. То, что пациент узнает об аналитике таким способом, всегда носит в высшей степени личный характер, всегда каким-то образом касается пациента и до известной степени всегда верно и истинно. Вместе с тем это знание переходит всякие границы и поэтому не может быть достоверным, во всяком случае, так чувствует это аналитик.

Если в этом случае аналитику не удается «включиться», то есть соответствовать ожиданиями пациента, которые появляются при переносе, то реакции гнева, ярости, презрения или критики не возникают, как того можно было бы ожидать на эдиповом уровне. Можно наблюдать только чувства пустоты, потерянности, омертвения, тщетности, несерьезности и т. п., сопровождающие апатичное принятие всего происходящего. По сути, все принимается без заметного сопротивления, но все утрачивает смысл. Другой возможной реакцией на неудачу аналитика в его попытке «включиться» может быть страх преследования. Оставим за скобками то, что в таких состояниях — в их приводит их к необходимости внести изменения в свой метод. Другие же тщательно и осторожно придерживаются арсенала своих хорошо проверенных технических средств, настойчиво избегая любой возможности вовлечения. Есть и такие аналитики, которые перед лицом угрозы вовлечения занимают позицию — возможно, играющую роль компенсаторного реактивного образования — некой несокрушимой самоуверенности, непрестанно убеждая себя в том, что при помощи своей техники интерпретации они могут справиться с любой ситуацией. Другую важную группу феноменов можно было бы отнести к рубрике признания ценности работы аналитика и благодарности за нее. На эдиповом уровне, при условии что качество работы аналитика соответствует требованиям стандартов профессии, два чувства — признание и благодарность — являются могущественными союзниками анализа, которые оказывают существенную помощь, особенно в мрачные периоды терапии. При работе на уровне базисного дефекта никто не может знать наверняка, что придет на ум пациенту. И уж совсем мала вероятность того, что пациент признает и оценит мастерство и понимание аналитика, которые тот проявил в недавнем или отдаленном прошлом. Одна из причин такой разительной перемены состоит в том, что на этом уровне пациенты убеждены, что они просто должны получить то, в чем нуждаются. Вскоре я вернусь к рассмотрению этой важной особенности.

Читать далее в нашем блоге.

Похожие товары