Каталог ▼ Доставка Скидки

Капустин С.А. Психология – практике воспитания личности. Отрывок

26 Июня 2018

Для кого и о чем эта книга

Эта книга адресована, прежде всего, ответственным родителям, которые не только мечтают, чтобы их дети выросли здоровыми, счастливыми, успешными, благополучными (как это свойственно едва ли не большинству родителей), но и готовы реально посвятить часть своей жизни очень напряженной, вдумчивой, целенаправленной, требующей терпения повседневной работе по воспитанию своих детей, в которой радостные и счастливые периоды тесно переплетаются с переживаниями неудач.

Деятельность воспитания очень многогранна. Она может быть направлена на развитие у детей различного рода физических, умственных, нравственных, эстетических, профессиональных, психологических и других качеств. Поскольку автор по профессии психолог, то в этой книге речь пойдет о воспитании только лишь психологических качеств, причем только таких, которые мы обозначим как качества нормальной личности.

Как известно, жизнь человека вовсе не безоблачна. В процессе жизни он сталкивается с многочисленными, беспокоящими его психологическими проблемами — факт, послуживший в свое время для Будды поводом, чтобы провозгласить так называемую первую благородную истину о преисполненности в человеческой жизни страданий. Причины этих проблем (страданий) могут быть самые разные. Многие из них очевидны, поскольку лежат, что называется, на поверхности. Примерами такого рода очевидных, «поверхностных» причин могут служить соматические (телесные) заболевания, травмы, приводящие к ограничению возможностей нормального функционирования человека; непреодолимые препятствия, возникающие на пути удовлетворения желаний или привязанностей (смерть близких, безответная любовь, потеря друзей); психологические качества человека, например, высокое самомнение, особенности темперамента или характера, порождающие проблемы во взаимоотношениях с другими людьми и др. Если все эти причины ясно осознаются человеком, поскольку, как уже говорилось, они не скрыты от него, лежат на поверхности, то ему самому или с помощью близких людей (а еще лучше воспользоваться помощью профессионального психолога), гораздо легче найти адекватный способ если не полного решения, то, по крайней мере, снижения остроты вызываемых этими причинами проблем. Каким образом? Либо изменив внешние условия жизни (расторжение брака, перемена места жительства или работы, вхождение в новое социальное окружение и др.), либо совершив определенные психологические изменения в самом себе (характера, самоотношения, системы ценностей, жизненных целей и др.), либо и то и другое вместе.

Однако, помимо очевидных по своему происхождению проблем, психологам известны проблемы и другого рода, истинные причины которых обычный человек (не психолог) не осознает. Из этого следует, что ему зачастую трудно самостоятельно (если не невозможно без помощи профессионального психолога) выявить эти причины, а следовательно, найти приемлемые способы решения порождаемых ими проблем. Целый ряд именитых психологов, на теории которых мы будем опираться, считают, что такие скрытые для обычного человека причины многих его психологических проблем коренятся в особенностях его личности. Именно поэтому в данной книге аномальной мы будем называть такую личность, которая содержит в себе скрытые причины возникновения психологических проблем и даже психических расстройств, а нормальной — у которой эти предпосылки отсутствуют.

Основная цель этой книги заключается в том, чтобы на основе известных в научной психологии теорий, результатов исследований и собственной практической работы автора с людьми, обращавшимися и не обращавшимися в психологическую консультацию за помощью в решении детско-родительских, супружеских и личных проблем, вскрыть особенности понимаемой таким образом нормальной и аномальной личности и на этой основе дать практические рекомендации родителям, как надо и как не надо воспитывать своих детей.

Структурно эта книга состоит их четырех глав. В первой главе, самой трудной для читателя, руководствуясь расхожим среди ученых фундаментальным утверждением о том, что нет ничего более практичного, чем хорошо обоснованная твердо установленными фактами научная теория, мы постараемся в максимально доступной форме изложить самую суть теоретических представлений о так называемом экзистенциальном критерии различения нормальной и аномальной личности. Этот критерий мы будем использовать для психологического анализа конкретных случаев, с которыми нам пришлось столкнуться за время многолетней работы в психологической консультации по детско-родительским, супружеским и личным проблемам. Во второй и третьей главах на материале анализа консультационных случаев будет показано, что многие проблемы детей (а впоследствии и взрослых, ведь дети вырастают) возникают в результате используемых их родителями определенных стилей воспитания, которые способствуют формированию у детей аномальной личности. Надеюсь, этот опыт убедит читателей в том, как ни в коем случае не надо воспитывать своих детей и строить супружеские отношения. В четвертой главе будут изложены результаты исследования семей, никогда не обращавшихся в психологическую консультацию за помощью в решении детско-родительских проблем, на основе которых мы покажем на конкретных примерах, как надо воспитывать детей, и предложим научно обоснованные стратегические задачи воспитания нормальной личности.

С. А. Капустин

кандидат психологических наук, доцент (Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, факультет психологии)

Глава 1. Экзистенциальный критерий нормальной и аномальной личности

Теоретические представления о нормальной и аномальной личности, которыми мы будем руководствоваться в этой книге, основываются на трудах Альфреда Адлера, Карла Роджерса, Виктора Франкла, Зигмуда Фрейда, Эриха Фромма и Карла Юнга, которые известны всем профессиональным психологам. Эти авторы по праву считаются не только выдающимися теоретиками психологии личности (до сих пор их теории не сходят со страниц современных учебников психологии), но одновременно и блестящими практиками, создавшими свои собственные направления в психотерапии, общая цель которой состоит в том, чтобы помочь человеку стать в большей степени нормальной личностью.

Следует особо выделить работы Э. Фромма, поскольку его ключевые теоретические положения о нормальной и аномальной личности присутствуют в теориях личности и других упомянутых авторов.

Теоретические представления Э. Фромма о личности опираются на философское направление так называемой объективистской гуманистической этики, основы которого были заложены еще в трудах древнегреческого философа Аристотеля. В этом направлении сформулирована определенная точка зрения о том, что является добром или злом для человека и какими общими для всех людей ценностями он должен руководствоваться в своей жизни. Ее суть можно выразить в виде двух основных положений. Во-первых, человек безоговорочно признается способным к самоопределению в ценностях собственной жизни на рациональной основе. То есть он обладает обладает способностью самостоятельно понять, что есть добро и зло в его жизни, опираясь при этом на свой собственный жизненный опыт и разум, и на основе достигнутого понимания самостоятельно определять ценностную направленность собственного жизненного пути. Во-вторых, высшей и абсолютной ценностью для каждого человека является проживание им собственной жизни в соответствии с сущностью человека. В этом втором положении понятие сущности человека означает, что каждому конкретному человеку присущи определенные характеристики, являющиеся общими для всех людей как представителей единого человеческого рода, которые определяют его специфику как человека, то есть благодаря которым человек является именно человеком, а не каким-то иным существом, лишь внешне на него похожим. В современной философии для отличия так называемого полноценного человека, соответствующего своей человеческой сущности, от человекоподобного существа, лишь внешне похожего на человека, но лишенного его сущностных характеристик, широко используется понятие зомби. Как известно, этим словом в повседневной жизни обозначается оживший покойник, который внешне ничем не отличается от живого человека, но по своей сущности таковым не является, поскольку он мертвый. Философский зомби — это существо, которое по внешности, поведению и высказываниям очень легко принять за человека, но тем не менее зомби — не человек, потому что он не соответствует сущности человека. Таким образом, исходя из этих двух положений объективистской гуманистической этики следует, что высший моральный долг человека, исполнение которого должно считаться предназначением, нормой его жизни, добром, заключается в его самоопределении на рациональной основе в таких ценностях, которые способствуют проживанию им своей жизни в соответствии с сущностью человека, а не в качестве человекоподобного существа зомби. Соответственно любые другие ценности, которые такому проживанию препятствуют, рассматриваются как зло для человека.

Очевидно, что в этом философском утверждении сторонников объективистской гуманистической этики о высшем моральном долге человека можно выделить два самых главных вопроса, которые требуют дальнейших разъяснений: 1) в чем заключается сущность человека; 2) что собой представляет ценностная позиция (иначе — система ценностей) личности человека, которая способствует или, напротив, препятствует его проживанию в соответствии со своей родовой сущностью. Рассмотрим более подробно ответы Э. Фромма на эти вопросы.

В чем конкретно состоит сущность человека

Характеризуя сущность человека, Э. Фромм выделяет две самые существенные ее характеристики.

Одна из них состоит в том, что человеческой жизни по своей сущности свойственны так называемые экзистенциальные дихотомии (иначе — дихотомии человеческого существования), которые представляют собой объективно существующие двухальтернативные неустранимые противоречия, предстающие перед человеком как проблемы, требующие разрешения. В этом определении экзистенциальных дихотомий словосочетание «двухальтернативные противоречия» означает, что противоречия возникают между двумя разными (альтернативными) свойствами человека, а слово «неустранимые» подчеркивает тот факт, что эти свойства объективно ему присущи, так он устроен. Чтобы было предельно ясно, о каких жизненных реалиях идет речь, приведу два примера конкретных экзистенциальных дихотомий, содержащихся в теориях личности выдающихся австрийских психологов 3. Фрейда и В. Франкла, на которые в дальнейшем мы будем часто ссылаться.

В теории 3. Фрейда описана дихотомия природы—культуры, существование которой порождается тем, что человек одновременно является и биологическим существом, и социальным. Поэтому, с одной стороны, его жизнь, подобно животным, должна подчиняться природным, биологическим законам, а с другой — искусственно созданным в обществе культурным правилам и нормам поведения.

Действенность в жизни человека биологических законов в явном виде можно наблюдать, например, у годовалого ребенка, поведение которого в значительной степени определяется врожденными потребностями и эмоциями. Если он голоден, то не будет терпеть это состояние, а сразу же начнет использовать все доступные ему средства для скорейшего удовлетворения своей нужды: кричать, просить покормить, искать пищу и др. Если он испытывает радость или недовольство, эти эмоции тут же проявятся в его поведении. Когда же ребенок вырастет, станет взрослым, то его поведение существенно изменится в результате присвоенных им определенных культурных норм и правил, которые предписывают ему, как он должен себя вести. И теперь, если у взрослого человека, например, на работе возникнет чувство голода, то он будет вынужден подчиниться установленному в организации распорядку и потерпеть до обеденного перерыва. Точно так же возникшие эмоции он не будет проявлять столь безудержно, как ребенок, если этого не позволяет социальная ситуация, в которой он находится. Если же это все-таки произойдет, то впоследствии ему может стать стыдно за свое неприличное столь безудержное поведение. Таким образом, налицо противоречие между двумя альтернативными требованиями к поведению человека, которые предъявляются со стороны его биологической природы и культуры. Требования культуры сковывает природу, накладывая на проявления ее законов определенные ограничения. Очевидно, что это противоречие неустранимо, поскольку человек по своей сущности является не только биологическим существом, но одновременно и членом общества.

В теории В. Франкла описана дихотомия детерминизма — самоопределения, которая фиксирует объективно существующее и неустранимое двухальтернативное противоречие между предопределенностью человеческой жизни и способностью человека к самоопределению в ее ценностной направленности. В названии этой дихотомии слово «детерминизм» указывает на очевидный и неоспоримый факт, что жизнь человека подвержена многочисленным влияниям, например, уже известным нам влияниям со стороны его биологический природы и культуры, которые в определенной степени предопределяют его жизнь. Голодный человек будет стремится к поиску пищи, иначе он умрет, а культурный, чтобы не стать объектом осуждения или насмешек в своем социальном окружении, — к соответствию своего поведения общепринятым в этом окружении нормам и правилам. С другой стороны, не менее очевидным фактом, на который, как уже указывалось, опираются сторонники гуманистической этики, является то, что человек способен противостоять этим влияниям. Каким образом? Опираясь на свой жизненный опыт и разум, он может выработать собственную, рационально обоснованную ценностную позицию, которая будет определять ценностную направленность его линии жизни вопреки законам его биологической природы, культурным влияниям и давлению со стороны всех других жизненных обстоятельств. «На том стою, и не могу иначе», — говорил о своей ценностной позиции основоположник протестантизма Мартин Лютер. И многие люди, у которых есть собственная рационально обоснованная и потому ставшая их убеждением ценностная позиция, согласятся с ним.

Другой сущностной характеристикой человека является, по мнению Э. Фромма, уже знакомая нам способность человека к самоопределению в ценностях собственной жизни на рациональной основе. Как нам известно, наличие у человека этой способности признается всеми сторонникам объективистской гуманистической этики, и она входит в состав только что рассмотренной дихотомии детерминизма-самоопределения.

Возврат к списку