+7 (495) 540-57-27

Блог магазина «Психологическая книга»

Поделиться

Аннотация

Ко второй части статьи


К третьей части статьи

В данной статье рассматривается проблема потенциально вредных методов психологического лечения (PHTs, Lilienfeld, Perspectives on Psychological Science, 2 (1): 53-70, 2007) в контексте потенциально вредного влияния психотерапии на детей и подростков (PHTC). Для выявления таких опасных видов лечения я предлагаю использовать подходы, базирующиеся на материалах исследования негативного детского опыта (Adverse Childhood Experiences (ACE) и «Четвертого национального исследования случаев насилия над детьми и пренебрежения их нуждами» (NIS-4), а также проверять их на соответствие общепринятой теории детского развития и существующим исследованиям в этой области. В статье подробно исследуются пять методов психологического лечения детей и подростков, в отношении которых имеются свидетельства их вредоносности. Анализ данных методов проводится на материале опубликованных данных, сообщениях СМИ, юридических документов и интернет-сайтов. Содержание рассмотренных терапевтических подходов и полученные в ходе их применения результаты сопоставляются с соответствующими критериями ACE и NIS-4, а также рассматриваются с сточки зрения соответствия существующим теориям.  Если бы такие методы использовались вне терапевтического сеттинга, то они были бы причислены к неблагоприятному детскому опыту или к случаям насилия и пренебрежения. Большинство методов, хотя и не все, не обладают достаточной эмпирической поддержкой и противоречат общепринятой информации о детском развитии. Таким образом, тщательное изучение потенциально вредных методов психологического лечения детей и подростков (PHTCs) позволит выявить связанные с ними риски, прежде чем дети будут подвергнуты их воздействию и травмированы. Возможна профилактика или сокращение случаев применения подобных методов. Общественное просвещение и профессиональное образование в области потенциально вредных методов психологического лечения детей и подростков является, в этом контексте, обязательным условием для защиты детей и, возможно, даже этическим обязательством как социальных работников, так и психологов.

Хотя принцип «не навреди» закреплен в этических кодексах вот уже несколько лет (подробнее см. American Psychological Association, 2010), потенциально опасные вмешательства в области психического здоровья практически не получали особого внимания вплоть до недавнего времени. Цель данной статьи в том, чтобы инициировать обсуждение потенциально вредного влияния отдельных психотерапевтических практик на здоровье детей. В этой связи в статье будут изложены некоторые соображения относительно проблем, связанных с психотерапией детей, а также описаны некоторые виды лечения детей, которые, по-видимому, могут причинить вред. Метод может рассматриваться как вредный, либо если имеются сведения относительно уже нанесенного некоторым детям вреда в ходе его применения, либо когда он представляет потенциальную опасность.

перейти к книге

В течение последних 40 лет периодически высказывались опасения относительно возможного вреда, причиняемого детям некоторыми психотерапевтическими вмешательствами. Часто они основывались на фактах, содержащихся в новостных сообщениях, но также и на результатах систематических исследований побочных эффектов терапии. Вот несколько примеров, подтверждающих справедливость подобных опасений. В 1973 году представительница школы транзактного анализа Джеки Шифф (Jacqui Schiff) оказалась вовлечена в историю, повлекшую смерть от ожогов одного из подростков, находившихся у нее на лечении (Marlan, 2000 *) .

* Речь идет о смерти Джона Хартвела, находившегося на лечении в школе обучения родительским навыкам Джекки Шифф. Смерть наступила в результате ожогов 3-й степени, полученных подростком в ванной.— Примеч. пер.

В своем письме, написанном для журнала American Psychologist, Кучер (Koocher, 1976) описал вредные побочные эффекты аверсивного обусловливания с использованием электрошока, в том числе такие физические повреждения, как ожоги кожи, а также более серьезные негативные последствия для сердца. Благодаря такому привлечению внимания к проблеме были разработаны альтернативные методы аверсивной терапии (см., например, Linscheid et al., 1990). Липси (Lipsey, 1992) отметил, что в 29% случаев испытания методов лечения проблемного поведения подростков демонстрируют некоторые вредные последствия. Особую озабоченность вызывает у авторов (James, 1994) и применение холдинг-терапии. Другие авторы (Dishion, McCord и Poulin 1999) в подробном обзоре сообщают об ухудшениях, наступивших в результате применения метода в групповой работе с делинквентным поведением. Обращают внимание и на потенциальный вред терапии привязанности, применение которой стало причиной смерти ребенка (Mercer, 2001). Рабочая группа Американского профессионального общества борьбы против жестокого обращения с детьми (American Professional Society on the Abuse of Children – APSAC), входящего в Американскую психологическую ассоциацию (American Psychological Association – APA) (APSAC / APA Division 37), также высказала опасения относительно применения этого метода (Chaffin et al., 2006). Пристальное изучение американской программы по борьбе с делинквентым поведением «Scared Straight» выявило тот факт, что участие в этой программе вызывало усиление преступного поведения (Petrosino et al., 2005).

В своем исследовании терапевтических методов, причисленных группой экспертов к методам, вызывающим недоверие, авторы (Norcross, Koocher, and Garofalo, 2006) упоминают сравнительно небольшое число таких методов, применяющихся для лечения детей, однако  в  число дискредитировавших себя психотерапевтических подходов они включили холдинг-терапию, конверсионную (репаративную) терапию, репарентинг (переродительствование), программу по борьбе с делинквентым поведением Scared Straight и программу по предотвращению детской наркомании DARE.

Опасения по поводу потенциальной вредоносности некоторых методов психологического лечения детей росли по мере все более широкого изучения ятрогенных эффектов как физического лечения, так и психотерапии. По мнению Лилиенфельда (Lilienfeld, 2007), к числу потенциально вредных методов лечения (potentially harmful treatments - PHT) могут относится методы, применяемые  в работе как со взрослыми, так и с детьми. Лилиенфельд (Lilienfeld, 2007) предложил термин потенциально вредные методы лечения для обозначения таких психотерапевтических вмешательств, о которых известно, что они привели к нежелательным явлениям или были с ними как-то связаны, а а также таких методов, которые предполагают возможность возникновения нежелательных явлений в определенных случаях.

К потенциально вредным методам лечения Лилиенфельд (Lilienfeld, 2007) относит те методы, которые отвечают трем критериям: (1) нанесение психологического или физического вреда клиентам или другим лицам, (2) наличие стойких побочных эффектов и (3) воспроизведение вредоносного эффекта независимыми исследовательскими группами.

Другие авторы (Dimidjian and Hollon 2010) продолжили обсуждение данного вопроса в контексте проблемы вреда в психотерапии и предложили разделять методы лечения, которые наносят вред, и методы, которые просто не приносят пользу. Димиджян и Холлон отметили, что в ходе лечения может наступить ухудшение состояния как в связи с основной проблемой, так и в других областях (включая появление новых проблем), что лечение может иметь как полезные, так и вредные последствия (опять же с возможным возникновением новых проблем), что результат воздействия может считаться полезным или вредным, если смотреть на него с разных точек зрения, что результаты лечения могут изначально быть вредными, а затем оказаться полезными и наоборот, что результаты лечения могут быть вредными только для некоторых пациентов, что неверное применение полезного метода может нанести вред, а неправильные выводы о преимуществах и рисках метода могут поспособствовать тому, что метод лечения, приносящий пользу, использоваться не будет.  Хотя Димиджян и Холлон не упоминают этого, можно добавить, что в случае психотерапевтических вмешательств в отношении детей даже «бесполезное» лечение может также нанести косвенный вред, как, например, пустая трата семейных ресурсов в ущерб интересам других членов семьи, а также самого ребенка.

Особые опасения относительно методов детской психотерапии

На сегодняшний день не было предпринято никаких попыток описать потенциально вредные методы лечения (PHT) применительно к методам лечения детей (potentially harmful treatments for children - PHTC). Актуальность такой работы назрела из-за физической и психологической уязвимости младенцев, детей и подростков, обусловленной спецификой детского развития. Комментируя потенциально вредные терапевтические воздействия на детей, Димиджян и Холлон отметили, что «существует вероятность того, что наносимый вред останется незамеченным в ходе естественного течения заболевания» (Dimidjian and Hollon 2010, стр. 25). На самом деле, чем младше ребенок, тем быстрее происходят изменения, те только связанные с заболеванием, но и во всех остальных сферах. В период, когда происходят интенсивные и быстрые изменения, ребенок особенно уязвим к внешним воздействиям, как полезным, так и вредным. И этот факт необходимо учитывать, когда речь идет о процедурах раннего вмешательства в случаях лечения психологических и физических заболеваний у детей. Таким образом, можно предположить, что потенциально вредные методы лечения детей могут нанести более серьезные травмы, чем потенциально вредные методы лечения взрослых, что подтверждается сообщениями о детской смертности и повреждениях, имевших место в ходе применения методов лечения, которые будут обсуждаться далее в этой статье.

Актуальность выявления потенциально вредных методов психологического лечения детей также обоснована попечительскими обязанностями как профессионалов, так и родителей в отношении защиты детей. В отличие от взрослых, дети (и даже некоторые подростки) лишь в ограниченной степени могут повлиять на выбор методов своего лечения. Несмотря на то, что существуют рекомендации, предписывающие  получение согласия ребенка на медицинское вмешательство, согласие родителей и опекунов может отменить мнение ребенка, особенно если причина обращения за лечением связана с неповиновением взрослым или демонстративным пренебрежением, а поведение ребенка рассматривается как опасное.

В отличие от взрослых клиентов, к детям в терапии часто применяются методы, связанные с непосредственным физическим воздействием, которые варьируются от проявления теплоты и заботы до методов, которые могут нанести физическую травму. Дети также гораздо чаще, чем взрослые, подвергаются аверсивным методам лечения и вынуждены осуществлять различные процессы жизнедеятельности, как, например, прием воды и пищи, использование туалета, под полным контролем со стороны терапевтов или других авторитетных лиц. Эти факторы повышают вероятность того, что некоторые психотерапевтические методы, применяемые для лечения детей, могут повлечь за собой физические травмы или смерть, а также спровоцировать негативные эмоциональные реакции и привести к психическим травмам, таким как ПТСР и депрессия.

В дополнение к опасениям относительно физических вмешательств, психотерапия детей имеет ряд других особенностей, которые отличают ее от психотерапии взрослых и которые приводят к неблагоприятным последствиям. Запрос на лечение в большинстве случаев исходит от родителей, а не от детей, и сведения, предоставленные родителями, могут играть важную роль в диагностике. Родители первыми обозначают наличие проблем у ребенка, они могут преувеличивать или преуменьшать особенности настроения и поведения в зависимости от характера своих убеждений в отношении развития и психического здоровья ребенка, и могут искать или избегать терапевтов исходя из собственных представлений о диагнозе и лечении. Родители решают также, будут ли они сами обращаться за лечением или участвовать в лечении вместе со своими детьми. Решения родителей могут привести к неблагоприятным последствиям, особенно когда, родители действуют как терапевты, что актуально для некоторых из методов, о которых будет сказано ниже.

Автор данной статьи утверждает, что для обнаружения потенциально вредных методов психологического лечения детей необходимо использовать несколько иные подходы, чем те, что были обозначены Лилиенфельдом (2007), и предлагает модель выявления подобных методов. Существует ряд причины, которые подтверждают необходимость разработки иного подхода к выявлению потенциально вредных методов лечения детей, чем тот, который применяется для обнаружения потенциально вредных методов лечения взрослых. Во-первых, в отношении ряда методов лечения, которые будут обсуждаться далее в данной статье, были применены правовые меры вследствие серьезности нанесенного в ходе их применения психологического и физического вреда, что предполагает неуместность требования получения повторных доказательств. Даже смерти одного ребенка, произошедшей в ходе психотерапевтического воздействия, достаточно, чтобы задаться вопросом о вредоносности такого лечения, независимо от того, была ли связана эта смерть с каким-либо конкретным аспектом данного воздействия, и несмотря на сколь угодно большое число выживших детей и единичность смертельного исхода. Во-вторых, такие серьезные последствия по определению являются стойкими. В-третьих, очень редко факт причинения вреда подтверждается иными сведениями, чем публично доступная информация, но даже в случаях, когда имеются результаты специально проведенных исследований, в них, скорее, будет говориться о слабовыраженных эффектах, а не о смертельных случаях, физических повреждениях или суицидальном поведении. В-четвертых, маловероятно, что институциональные наблюдательные советы одобрят проведение исследования таких методов лечения, относительно которых существуют свидетельства их вредоносности для детей, поэтому можно предположить, что требования, сформулированные на основе результатов независимых рандомизированных контролируемых исследований (РКИ), вряд ли будут соблюдаться. Наконец, представляется сомнительным, что специалисты, практикующие некоторые потенциально вредные методы лечения детей, проведут или опубликуют эмпирические исследования, которые будут отвечать установленным критериям, например, тем, что были рекомендованы в 2006 году Президентской рабочей группой по доказательно-обоснованной практике, входящей в состав Американской психологической ассоциации (American Psychological Association Presidential Task Force on Evidence-based Practice. 2006) В любом случае, к настоящему времени нет ни одной публикации, посвященной обсуждаемым в данной статье методам лечения, которая бы удовлетворяла этим критериям.

Критерии, предлагаемые для выявления потенциально опасных методов лечения детей

Димиджян и Холлон отметили, что, несмотря на бессистемность, «неофициальные данные представляют собой первую линию защиты» против потенциально вредных методов лечения. Принимая во внимание сказанное выше, то же самое, скорее всего, будет   справедливо и для защиты от потенциально вредных методов лечения детей; в действительности, единственным доказательством вредоносности метода зачастую служит неофициальная информация, например, соответствующее сообщение в СМИ.  Такие сообщения, рассказывающее о вреде, нанесенном в ходе психотерапевтического воздействия на детей, могут стать для практиков тревожным сигналом, привлекая их внимание к потенциальной проблеме. Чтобы проверить такого рода сообщения и оценить вероятность причинения вреда, можно обратиться к руководствам и другим документам, в которых приводятся описания предпринимаемых в ходе использования такого метода действий. Руководства и описания обычно содержат информацию, касающуюся обоснованности метода лечения, и обрисовывают систему убеждений, на базе которой данный метод возник; система убеждений может быть рассмотрена на предмет правдоподобия относительно внутренней логики рассуждений и соответствия тому, что известно о развитии ребенка. Такая информация может оказаться полезной, когда нет возможности получить результаты РКИ, а также обеспечить основу для планирования возможного РКИ. К сожалению, сообщения в средствах массовой информации почти всегда сосредоточены на физическом вреде и не упоминают о негативном психологическом опыте, который может никак себя не проявлять длительное время.

Предлагаются три типа критериев, которые позволяют выявить потенциально опасные методы лечения детей на основе доступной информации, когда достоверные научные данные отсутствуют. Два из них были выбраны потому, что они подразумевают использование уже разработанных процедур, которые позволяют категорировать полученный детский опыт как вредный. Третий тип критериев основан на принципах общепринятой теории развития и результатах исследований в этой области, а также на исследованиях, которые изучают возможности использования теории развития для оценки обоснованности методов лечения. Данные критерии могут быть использованы клиницистами как при выборе стратегий терапевтического вмешательства, так и для оценки возможных последствий предыдущего опыта лечения. У большинства родителей не будет ни времени, ни ресурсов, чтобы самостоятельно проанализировать соответствует ли метод лечения этим критериям, но клиницисты могут прибегать к этим критериям, чтобы проинформировать родителей  о возможных методах лечения.  

Первый набор критериев основан на материале исследования «неблагоприятного детского опыта» (НДО) (ACE; “The Adverse Childhood Experiences Study”). Было показано, что неблагоприятный детский опыт оказывает долгосрочное воздействие на депрессивное состояние (Chapman et al., 2004) и на физическое здоровье (Bethell et al., 2014). Результаты исследования НДО предлагают объективные критерии для оценки потенциальной вредоносности терапевтического вмешательства. Большая часть исследований неблагоприятного детского опыта базируется на ретроспективном изучении раннего опыта взрослых, однако, эффект от использования методики НДО при работе с детьми и использование полученных с её помощью результатов для принятия решений также получили некоторое внимание. Так, результаты, полученные с помощью опросника НДО среди девятиклассников могут оказаться полезными для предотвращения случаев исключения из школы  (Iacbini, Petiwala, DeHart 2016); кроме того, авторы (Marie-Mitchell, Struder, O’Connor 2016) видят потенциал опросника НДО для предотвращения возможных проблем психического здоровья детей при условии, что педиатр будет проводить оценку детского опыта пациентов начиная с трехлетнего возраста.

перейти к книге

Опросник НДО состоит из десяти вопросов и представлен в форме самоотчета об опыте, имевшем место в возрасте до 18 лет. Вопросы касаются поведения и отношения взрослых в семье происхождения ребенка, но четыре из десяти вопросов могут быть применимы и для описания поведения терапевта при проведении лечения (см. Таблицу 1). Положительные ответы на эти вопросы дают основание предположить, то данный метод лечения может быть источником неблагоприятного детского опыта и, как следствие, может классифицироваться как потенциально вредный.

Таблица 1

Критерии для выявления потенциально вредных методов лечения детей, сформированные на основе опросника «неблагоприятного детского опыта» (опросник переработан для целей настоящей статьи и включает только пункты, имеющие отношение к действиям терапевтов)

1. Родитель, другой взрослый дома или терапевт часто или очень часто ругал ребенка, оскорблял ребенка, критиковал ребенка, унижал ребенка ИЛИ действовал таким образом, чтобы ребенок боялся, что он может физически пострадать.

2. Родитель, другой взрослый дома или терапевт часто или очень часто толкал, хватал, ударял ребенка, бросал что-то в ребенка ИЛИ иногда ударял ребенка так сильно, что у ребенка оставались следы удара или ему и наносилось физическое повреждение

3. Ребенок часто или очень часто чувствовал, что никто в семье его не любит и что никто, включая терапевта, не думал, что он важен или является особенным.

4. Ребенок часто или очень часто чувствовал, что ему не хватало еды, приходилось носить грязную одежду и что у него нет взрослого защитника

Таблица 2

Критерии для выявления потенциально вредных методов лечения детей, сформированные на основе материалов Четвертого национального исследования случаев насилия над детьми и пренебрежения их нуждами (NIS-4)

Поведение, классифицируемое как физическое пренебрежение

Поведение, классифицируемое как физическое насилие

Отказ предоставить необходимую помощь для диагностики

Удар рукой

Незапланированная задержка или не предоставление необходимого ухода

Удар объектом

Отказ от опеки / запущенность

Толкание, хватание, таскание, притягивание

Незаконные переводы под стражу

Неадекватное питание

Неадекватная личная гигиена

Неадекватная одежда

Неадекватные жилищные условия

Поведение, классифицируемое как пренебрежение образованием

Поведение, классифицируемое как эмоциональное насилие

Разрешение хронического пропуска уроков

Ограничение движения: связывание, привязывание

Уклонение от регистрации или зачисления в школу

Ограничение движения: другое

Другие отказы в удовлетворении прочих образовательных нужд

Словесные оскорбления и эмоциональное насилие

Угрозы другого плохого обращения

Поведение, классифицируемое как эмоциональное пренебрежение

Неадекватный уход/проявление любви

Помещение  в неблагоприятную среду, демонстрирующую образцы деструктивного поведения

Другие виды невнимательного отношения к эмоциональным нуждам и нуждам развития

Второй перечень критериев для выявления потенциально вредных терапевтических вмешательств базируется на данных четвертого Национального исследования случаев насилия над детьми и пренебрежения их нуждами (NIS-4; Sedlak et al., 2010, p. A-19, см. Таблицу 2). [Дополнить этот список можно идеей, высказанной Линденом (2013) о том, что неприятные переживания, возникшие в ходе психотерапии, могут стать своеобразным «эмоциональным грузом» для клиента, что само по себе, при отсутствии очевидных преимуществ, является неблагоприятным опытом]. Другие авторы (Fallon, Trocme, MacLaurin, 2011) отмечают, что на базе исследований NIS выработаны два стандарта – «стандарт оценки вреда» (Harm Standard), когда вследствие ненадлежащего обращения нанесен реальный вред, и «стандарт оценки потенциальной опасности» (Endangerment Standard), когда ненадлежащее обращение сопряжено скорее с потенциальным риском, а не с реальным задокументированным случаем причинения вреда, например, когда дети живут с людьми, употребляющими алкоголь, наркотики или занимающимися проституцией. Информация, содержащаяся в «стандарте оценки вреда», позволяет также провести оценку последствий применения потенциально опасных методов лечения детей, тогда как «стандарт оценки потенциальной опасности» может быть использован для прогнозирования и предотвращения случаев нанесения вреда.

Когда психотерапевтическое вмешательство обладает признаками такого воздействия на ребенка, которое, в соответствии с критериями NIS-4, может быть классифицировано как оскорбительное или пренебрежительное, я предлагаю расценивать такой метод лечения как потенциально вредный, поскольку, надо полагать, психологические методы лечения не могут быть насильственными и оскорбительными, если не считать тех редких исключений, когда эмпирически доказано, что преимущества такого рода лечения могут уравновешивать высокую степень риска.

Анализ аргументов в пользу обоснованности конкретного метода лечения, а также проверка теоретических основ данного метода на соответствие общепринятому научному подходу и результатам исследований, позволяет сделать вывод о его адекватности и достоверности.

Например, практика лечения, строящаяся убежденности о том, что привязанность формируется в пренатальном периоде или что нарушения привязанности в младенческом и более позднем возрасте могут быть компенсированы путем перепроживания раннего детского опыта и «проигрывания» сцен ухода за младенцем, проверку на адекватность не пройдет. Существуют данные, подтверждающие тот факт, что формирование поведения привязанности и предпочтений в отношении опекунов происходит не ранее, чем на последних месяцах первого года жизни ребенка. Поведение привязанности и автономное поведение изменяются по мере взросления, так что когда родители ведут себя с подросшими детьми как с младенцами, то те, скорее всего, будут демонстрировать поведение избегания, а не привязанность.

Когда обоснование какого-либо метода терапии представляется неправдоподобным, это не обязательно указывает на то, что такое лечение причинит непосредственный вред, однако это дает основания предполагать, что такой способ лечения, по всей вероятности, будет по крайней мере «бесполезным» (говоря словами Димиджяна и Холлона) и должен быть изучен на предмет потенциальной вредоносности.

Некоторые примеры потенциально вредных методов психологического лечения детей

Сторонники потенциально вредных методов лечения детей редко публикуют исследовательские отчеты в научных журналах, однако, их статьи могут появляться в не очень качественно рецензируемых сборниках. Чтобы найти информацию об этих методах лечения, необходимо изучить веб-сайты, интернет-публикации и блоги, закрытые группы на Facebook, материалы судебных процессов, репортажи журналистов, а также редкие воспоминания самих пострадавших и публикации в профессиональных журналах. Разумеется, все эти источники в той или иной мере необъективны. На адвокатских сайтах можно обнаружить много материалов в защиту определенного метода и благожелательные отзывы довольных родителей; а имеющиеся научные данные могут сопровождаться заверениями родителей в благонадежности метода. Судебные иски обычно возбуждаются, когда имеют место серьезные неблагоприятные последствия, и в их материалах зачастую ничего не говорится о том эффекте, который данный метод оказывает в других случаях, что характерно и для журналистских материалов. Различные воспоминания, в том числе материалы об опыте прохождения психотерапии в детском возрасте, скорее всего, будут делать акцент либо на позитивном эффекте лечения, либо на негативных переживаниях. Таким образом, представляется сложным сформировать сбалансированную картину относительно определенных методов лечения, однако более скромная цель, связанная с выявлением потенциально вредных методов на основе ряда материалов, вполне может быть достигнута.

Некоторые примеры детской психотерапии, которые кажутся потенциально вредными, будут представлены в следующем разделе. Существуют документальные свидетельства того, что в ходе использования некоторых из этих методов, детям был нанесен физический или психологический вред. Что касается других методов, то критерии, описанные ранее в этой статье, позволяют прогнозировать потенциальный вред, который может быть нанесен при их применении.  (Таблица 3 показывает, какой именно неблагоприятный опыт связан с этими методами лечения, а в таблице 4 показано, в какой степени каждый из методов соответствует предложенным критериям). Во всех случаях, конечно, если метод научно не доказан, то его использование может причинять косвенный ущерб, как то зря потраченные ресурсы, или поздно начатое или неначатое совсем применение эффективных методов лечения.

перейти к книге

Таблица 3

Неблагоприятные последствия, связанные с пятью психотерапевтическими методами лечения детей

Метод

Тип вреда

Источник информации

Холдинг-терапия/терапия-привязанности

Несколько детских смертей; эмоциональный груз

Mercer, Sarner, and Rosa (2003),

Lilienfeld (2007), Thyer and

Pignotti (2015)

Дополнительные методы холдинг-терапии/терапии-привязанности

Потеря веса у детей; отставание в образовании; суицидальность; эмоциональный груз

Mercer et al. (2003), “In the

matter of Debra [Kali] Miller,

Ph.D.” (2012)

Аверсивное обусловливание/оперантное наказание (с использованием сильного или безусловного электрошока)

Ожоги; тревожность

FDA executive summary (2014)

Конверсионная терапия

Тревожность; депрессия; суицидальность; злоупотребление алкоголем и наркотиками веществами; эмоциональный груз

APA task force (2009)

Терапия удержанием (Festhaltetherapie)

Тревожность; депрессия

Benz (2013a, 2013b)


Таблица 4

Сопоставление пяти психотерапевтических подходов по критериям потенциально вредных методов лечения детей

Поход

Холдинг-терапия/терапия-привязанности

Дополнительные методы холдинг-терапии/терапии-привязанности

Использование сильного или безусловного электрошока

Конверсионная терапия

Терапия

удержанием (Festhaltetherapie)

Критерии НДО

Оскорбление, унижение, страх

Да

Да

Да

Да

Да

Физическое нападение

Да

Да

Да

Да

Да

Нелюбимость

Да

Да

Возможно

Возможно

Да

Нет защиты, недостаточно еды, и т.д.

Да

Да

Возможно

Возможно

Возможно

Критерии NIS-4

Поведение, классифицируемое как физическое пренебрежение

Да

Да

Нет

Нет

Нет

Поведение, классифицируемое как физическое насилие

Да

Да

Да

Да

Да

Поведение, классифицируемое как пренебрежение образованием

Возможно

Да

Нет

Нет

Нет

Поведение, классифицируемое как эмоциональное насилие

Да

Да

Да

Да

Да

Критерий соответствия и правдоподобности

Не соответствует

Не соответствует

Не соответствует

Не соответствует

Не соответствует


Следует отметить, что данная работа не ставит перед собой целью описать весь возможный спектр потенциально вредных методов лечения детей, а, скорее, направлена на то, чтобы продемонстрировать подход к выявлению таких методов в целом. Подобно тому, как терапевтический метод, который в настоящее время считается научно обоснованным и доказанным, может в результате дальнейших исследований потерять свой статус, а метод, ранее научно недоказанный, может со временем накопить достаточную доказательную базу, так и психотерапевтические методы, применяемые для лечения детей и не считающиеся на сегодняшний день вредными, могут с течением времени таковыми оказаться. В соответствии с этим, в данной работе будет представлена не только существующая на настоящий момент информация, но и некоторые исторические сведения, что позволит показать, как некоторые методы лечения, связанные с неблагоприятными последствиями, были модифицированы их сторонниками из-за проблем с безопасностью.

Читать продолжение в нашем блоге

перейти к книге

Ко второй части статьи


К третьей части статьи



В блоге пока нет сообщений
Новые статьи
В блоге пока нет сообщений

Зарегистрируйтесь
через соц. сеть

Или введите пароль, если у Вас есть
учётная запись.

Логин
Пароль

Регистрация

Если у вас нет учётной записи.

Имя
Фамилия
*E-Mail
*Логин (мин. 3 симв.)
*Пароль (мин. 6 симв.)
*Подтвердите пароль
Скачать