+7 (495) 540-57-27

Блог магазина «Психологическая книга»

Поделиться

Конверсионная терапия


К первой части статьи


Ко второй части статьи



Конверсионная терапия [Репаративная терапия, Усилия по изменению сексуальной ориентации (Sexual Orientation Change Efforts, SOCE)] представляет собой такие методы лечения, которые направленны на устранение однополого сексуального влечения и связанного с ним сексуального поведения. Чаще всего такие методы используются в работе с клиентами-мужчинами, и, хотя они могут применяться и в отношении взрослых, для целей настоящей статьи, мы будем иметь в виду пациентов подростков, которые испытывают однополое влечение. Обычно такие подростки не задумываются о прохождении конверсионной терапии самостоятельно, однако, родители или представители духовенства убеждают их в необходимости пройти лечение, так как считают, что гомосексуализм является греховным, а также приводит к жизненным несчастьям и увеличивает вероятность физической опасности.



Сторонники конверсионной терапии видят источник однополого влечения в детских переживаниях, связанных с властными матерями и слабыми или недоступными отцами, или в какой-то травме, имеющей отношение к сексуальности, как, например, случайно услышанное обесценивание мужчин или реплики родителей о том, что они бы хотели иметь дочь, а не сына. Также считается, что однополое влечение у мужчин связано с нарушением привязанности к отцу и может быть исправлено усилением этой привязанности (Cohen 2006).



Обсуждения, предварявшие законодательное запрещение конверсионной терапии, в основном были сосредоточены на невозможности изменить сексуальную ориентацию и том стрессе, которому подвергаются мальчики, которых вынуждают измениться, чтобы соответствовать принципам своей семьи. Общественные дебаты и научные публикации уделяли мало внимания методам, используемым в конверсионной терапии, которые описаны главным образом в книгах одного или двух авторов и журналистов. Проведя интервью с одним молодым человеком, Шлангер (Schlanger, 2015) описала процесс лечения, проводимого в JONAH (еврейской группе по изменению сексуальной ориентации у геев), который в том числе включает целый ряд псевдонаучных методов, такие как практику ребёфинга нагишом, бой подушками, совместное принятие душа с другими мужчинами, и избиение подушек теннисными ракетками с криками «Мама!». Когда собеседник Шлангер начал это лечение, он уже был старше 18 лет, поэтому остается неясно, аналогичные ли методы применяются и в отношении более младших мальчиков. Коэн (Cohen 2006) говорит, что он работал с подростками, используя методы холдинг-терапии Уэлч (Welch, 1989, ранее обсуждавшийся в этой статье), чтобы вылечить «гетероэмоциональные раны». Он также использовал «биоэнергетические» методы, исцеление памяти путем восстановления вытесненных воспоминаний о сексуальном насилии, ролевые игры и психодраму. Кроме того, он высказывается в поддержку иерархического подхода в семейной терапии, разработанного Бертом Хеллингером, который упоминался ранее в этой статье как коллега Ирен Прокоп, практикующей Festhaltetherapie.






перейти к книге




Хикс (Hicks 1999) ссылается на использование электрошока, «химической аверсивной терапии» и гормонального лечения для целей «конверсии» и заявляет, что лечение «часто приводит к нервным расстройствам и чувству вины; некоторые пациенты стали свидетелями того, как другие, находясь на лечении в своих программах, совершали самоубийство и калечили свои гениталии» (стр. 515), но цитируемый источник не предоставляет сведений о том, как часто такие случаи имели место и насколько эти данные заслуживают доверия. Хикс сравнивает опыт конверсионной терапии подростков с такими случаями, после совершения которых родители были признаны виновными в совершении насилия и пренебрежении в соответствии с законодательством штата Нью-Йорк, и делает вывод о том, что конверсионная терапия должна считаться неправомерной. Янг (Young 2006)  отвергает эту точку зрения, отмечая отсутствие доказательств, которые бы подтверждали вред или эффективность конверсионной терапии. Рабочая группа Американской Психологической Ассоциации (APA) по Адекватным терапевтическим реакциям на сексуальную ориентацию описала риски, связанные с прохождением конверсионной терапии, включая «чувство запутанности, депрессии, вины,  беспомощности, безнадежности, стыда, социальную изоляцию, самоубийство, злоупотребление психоактивными веществами, стресс, разочарование, самообвинение» и многие другие неблагоприятные последствия (American Psychological Association Task Force on Appropriate Therapeutic Responses to Sexual Orientation 2009). Однако в этом же документе отмечена недостаточность эмпирических исследований, которые бы изучали влияние конверсионной терапии на детей или подростков. В докладе Рабочей группы конверсионная терапия также сравнивается с принудительным лечением, в ходе которого пациентам угрожают будущими неудачами, которые настигнут их, поскольку они не соответствуют общественным нормам. Им также могут угрожать потерей любви, отвержением или пренебрежением со стороны семьи, чувством вины или долга.









На самом деле существует не очень много задокументированных свидетельств касательно побочных эффектов конверсионной терапии подростков, за исключением неофициальных описаний различных случаев. Кроме того, опубликованные материалы, описывающие вред, нанесенный в ходе лечения, не позволяют сделать вывод о влиянии этой терапии именно на подростков (например, Haldeman 2003). Хотя в показаниях молодых людей на законодательных слушаниях упоминаются их переживания и тот стресс, который они испытывали в связи с предпринимаемым попытками по их изменению,  в большинстве случаев их беспокойства были вызваны страхом отвержения со стороны их семей, а не спецификой лечения. Доклад 2015 года о необходимости прекращения конверсионной терапии отмечает отсутствие «исследований влияния конверсионной терапии на детей, хотя ретроспективные отчеты взрослых о своем опыте конверсионной терапии в детском или подростковом возрасте свидетельствуют о том, что многим из них был нанесен вред ...» (Substance Abuse and Mental Health Services Administration 2015, p. 24). В том же докладе утверждалось, что вмешательства, «которые являются недобровольными, особенно в стационарах или реабилитационных центрах, особенно вредны и недопустимы» (стр. 27), хотя никаких данных об их вреде не приводится. Проект о запрете конверсионной терапии получил особую поддержку после самоубийства Лиелы Алькорн, трансгендерного подростка, которую принудили к лечению ее родители (Gray 2015). По-видимому, самоубийство, является самым неблагоприятным исходом конверсионной терапии из всех возможных.



Является ли конверсионная терапия потенциально вредным методом лечения детей?



«Эмоциональный груз» (Linden 2013), с которым сталкиваются клиенты в конверсионной терапии, кажется очень тяжелым. Кроме того, если представить, что ребенку, проходившему конверсионную терапию, мы задаем вопросы из опросника НДО (см. Таблицу 1) о том, ощущает ли он, что его никто не любит, и что никто, в том числе терапевт, не защищает его, то мы получим утвердительные ответы. При использовании холдинг-терапии (Cohen 2006), ребенка хватают и толкают; при использовании аверсивной терапии, существует угроза физического повреждения. Эти факты свидетельствуют о том, что конверсионную терапию следует классифицировать как потенциально вредный метод лечения детей, несмотря на отсутствие эмпирических данных относительно неблагоприятных явлений, связанных с этим методом.  



Применительно к критериям насилия и пренебрежения NIS-4 (см. Таблицы 2, 4) конверсионная терапия также может быть определена как потенциально вредный метод лечения детей. В ходе данного вида терапии может иметь место физическое насилие в форме удерживания или аверсивных вмешательств. Эмоциональное насилие в форме словесных оскорблений и угроз, также характерно для конверсионной терапии, поскольку терапевты таким образом пытаются убедить молодого клиента в своих ошибках. Невнимание к развитию и эмоциональным потребностям присутствует по определению, поскольку ребенок или подросток на самом деле не способен выполнять то, что от него требуют, и страдает, так как не может удовлетворить эти требования.



Конверсионная терапия неадекватна научным представлениям, так как  она основана на предположении о том, что сексуальная ориентация формируется в результате определенного опыта и научения в процессе развития и поэтому её можно изменить, прожив соответствующий опыт заново. Напротив, нынешнее представление о сексуальной и гендерной идентичности предполагает, что этот аспект индивидуальности оказывается в значительной степени обусловлен биологическими факторами (Substance Abuse and Mental Health Services Administration 2015). Не существует единого опубликованного источника, который мог бы служить как некое универсальное «руководство», дающее понимание всех принципов и методов конверсионной терапии, но работу Коэна (Cohen 2006) можно использовать в качестве такого источника информации о конверсионной терапии для сравнения лежащих в ее основе принципов с существующими исследованиями.



Могут ли потенциально вредные методы детей быть эмпирически подтверждены?






перейти к книге




Вполне возможно, что вмешательства, связанные с потенциальным или задокументированным в ряде случаев вредом, в других случаях могут демонстрировать свою эффективность, как отмечали Димиджяном и Холлоном (Dimidjian and Hollon 2010). Как обсуждалось в начале этой статьи, некоторые формы аверсивного обусловливания могут наносить вред, но в тоже время обладают и явными преимуществами (Neumann et al., 2008). При возможности необходимо взвешивать как риски, так и выгоды; будет целесообразно проанализировать данные о возможных преимуществах таких методов лечения, которые в этой статье классифицируются как потенциально вредные. Однако ни одно из этих доказательств не может сравниться с «экспериментальными методами лечения».



Данные о холдинг-терапии/терапии привязанности, дополнительных методах холдинг-терапии/терапии привязанности, Festhaltetherapie и конверсионной терапии собирались на основе таких источников как PsycINFO, Academic Search Complete и Google, а также учитывали собранные вручную с 2000 года материалы. Было найдено восемь докладов об исследованиях, одно из которых имело рандомизированный дизайн. Во всех исследованиях для оценки психического здоровья детей использовались отчеты родителей, что подразумевает субъективность представленных данных, а участие в них принимало небольшое количество детей. Большинство детей в этих исследованиях были школьного или раннего подросткового возраста.



Так, в ходе исследования до—после удалось установить, что холдинг-терапия/терапия привязанности помогает решить проблемы с детьми (Lester 1997) Миерофф, Мертлих и Гросс (Myeroff, Mertlich, and Gross, 1999) сравнивали отчеты родителей о произошедших с детьми изменениях среди двух групп: в первой группе были дети, чьи родители привели их в лечебное учреждение для «интенсивного» лечения, в течение которого родители и дети были разлучены большую часть времени, а вторая группа состояла из детей, чьи родители подали заявку на лечение, но так и не пришли; улучшение было зафиксировано родителями детей, прошедших лечение. Другие авторы (Sudbery, Shardlow и Huntington 2010) опросили лиц, осуществляющих уход за детьми, и пришли к выводу, что холдинг-терапия/терапия привязанности приносит пользу. Эти исследования проводились среди детей с оппозиционным или агрессивным поведением, которым был поставлен диагноз реактивного нарушения привязанности.



По данным ряда авторов, Festhaltetherapie является эффективным средством лечения аутизма. К таким выводам они пришли проанализировав отчеты родителей об изменениях в поведении небольшого количества детей (Prekop 1983, Prekop and von Stosch n.d, Burchard 1988). Рохманн и Хартманн (Rohmann and Hartmann, 1985) провели рандомизированное исследование, но участие в нем приняли только 14 детей. Уэлч (Welch et al. 2006) провела исследование до – после для оценки разработанной ею разновидности Festhaltetherapie, которая получила название «продолжительного объятие родителя и ребенка», в работе с детьми с диагнозом оппозиционное поведение или реактивное нарушение привязанности и пришла к выводу о том, что отчеты родителей указывают на улучшение состояния детей. В данных исследованиях сравнения проводились между группой детей, прошедших лечение, и группой детей, которые на лечение не явились, или группой с нормативными показателями. Кроме того, в данном случае родители не могли быть введены в заблуждение относительно методов лечения, так как применяли их сами, иногда под руководством коуча (см. Mercer 2013 для дополнительной информации).



Опубликованных эмпирических данных, в том числе, анализа случаев из практики, которые бы имели отношение к дополнительным методам холдинг-терапии/терапии привязанности или конверсионной терапии (см. Serovich et al. 2008) найти не удалось. Таким образом, хотя и возможно, что потенциально вредные методы лечения детей могут иметь положительный эффект для некоторых детей, доказательств эффективности методов, обсуждаемых в данной статье, обнаружено не было.








Практика потенциально вредных методов лечения детей



Потенциально вредные методы лечения детей, рассматриваемые в этой статье, могут применяться широким кругом специалистов в области психического здоровья, включая лицензированных психологов и лицензированных клинических социальных работников. Кроме того, их могут использовать приемные родители, педагоги и сами родители. Организация ATTACh (Association for Treatment and Training of Attachment in Children - Ассоциация по лечению и обучению привязанности у детей), которая выступает в поддержку некоторых принципов и методов холдинг-терапии/терапии привязанности, предлагает пройти сертификацию специалистам, лицензированным в других областях. Обучение дополнительным методам холдинг-терапии/терапии привязанности можно пройти на семинарах Нэнси Томас (см. “Seminars”, 2015). Тренинг по Festhaltetherapie также предлагается на европейских семинарах, организованных Ирен Прекоп (см. Benz 2013). Обучение конверсионной терапии, как правило, связано с практикой «освобождения» (экзорцизма), существующей у Харизматических христианских групп; однако фонд конверсионного терапевта Ричарда Коэна, Международный фонд исцеления, еще несколько лет назад предлагал по этой теме телекурсы.



Трудно оценить, сколько именно специалистов практикуют данные методы. Организация ATTACh заявляет, что в ней состоят около 600 членов, но, поскольку это группа объединяет родителей и профессионалов, не все участники являются реальными практиками. На веб-сайте Нэнси Томас указаны 227 рекомендованных терапевтов, центров оказания поддержки и реабилитационных центров, а также 57 «высокопрофессиональных инструкторов по воспитанию детей» (“Find a therapist in your area”, 2015). Хотя и неочевидно, какие именно методы они практикуют, история и роль Томас в создании дополнительных методов холдинг-терапии/терапии привязанности позволяет предположить, что она рекомендует тех, кто имеет отношение к холдинг-терапии/терапии привязанности.



Поиск конверсионных детских терапевтов в Google не привел к соответствующим результатам. Существующие в Калифорнии, Иллинойсе, Нью-Джерси и Нью-Йорке законы запрещают лицензированным психологам проводить конверсионную терапию с несовершеннолетними, но разрешают ее использование со взрослыми. Один веб-сайт (“Finding a counselor or life coach”, 2016) выдал 22 терапевтов, которые практикуют конверсионную терапию без упоминания о том, используют ли они ее в работе с несовершеннолетними. Примечательно, что среди харизматических христиан, которые считают, что в гомосексуализме повинны демоны (Weaver 2015), существует убеждение в том, что все взрослые мужчины могут избавиться от гомосексуализма посредством практики экзорцизма. Эта группа насчитывает около 100 000 человек в Соединенных Штатах (по данным “Christian movements and denominations”, 2011). В истории харизматического движения имеются случаи лечения детских психических заболеваний при помощи практики «освобождения» (экзорцизм, Hammond and Hammond 2010). В отсутствие четкой информации о врачах, практикующих рассматриваемые в этой статье методы, может быть полезно подумать о том, насколько распространены те расстройства, для лечения которых могут применяться потенциально вредные методы. Что касается аверсивного обусловливания, исследование более 8000 детей с ASD показало, что распространенность самоповреждающего поведения составляет в среднем 27,7% (Soke et al., 2016). Сообщалось, что распространенность психических расстройств среди детей в приемных семьях, которые могут проходить лечение непосредственно методами или дополнительными методами холдинг-терапии/терапии привязанности, составляет 13-20% (Perou et al., 2013).



Авторы (Lehmann, Havik, Havik и Heiervang 2013) утверждают, что у 19,4% из группы приемных детей наблюдается реактивное нарушение привязанности. В другом исследовании (Conn, Szilyagi, Alpert-Gillis и Baldwin 2016) сообщается, что у 45% приемных детей присутствуют поведенческие проблемы, которые могут стать причиной обращения за лечением непосредственно методами или дополнительными методами холдинг-терапии/терапии привязанности или методами аверсивного обусловливания. ASD, для лечения которого могут применяться методы аверсивного обусловливания или Festhaltetherapie, наблюдалось только у 1,1% детей в возрасте от 3 до 17 лет в США в период с 2005 по 2011 год (Perou et al., 2013).  Распространенность вызывающего оппозиционного расстройства в течение жизни, дебют которого приходится на возраст до 8 лет, оценивается авторами (Nock, Kazdin, Hiripi, and Kessler 2007) на уровне 10%. Опыт однополых сексуальных контактов, который стал показанием к назначению лечения методами конверсионной терапии, характерен для 11% женщин в возрасте 15-21 года и 4% мужчин того же возраста; такой опыт более распространен среди тех, кто испытывает исключительно однополое сексуальное влечение (McCabe et al., 2011). Сторонники лечения методами холдинг-терапии/терапии привязанности и адъювантными методами утверждают, что у всех усыновленных детей наблюдаются проблемы с привязанностью, которые требуют лечения для предотвращения серьезных последствий; около 2% детей в США усыновлены (Vandiver and Malcolm 2009). Проблемы психического здоровья, которые, как утверждается, призваны лечить потенциально вредные методы, являются, таким образом, относительно распространенными.






перейти к книге




Обсуждение: что следует за обнаружением потенциально опасного метода лечения детей?



Поскольку предложенные в данной статье критерии позволяют выявить определенные черты, характерные для потенциально вредных методов лечения, но не характерные для большинства методов детской психотерапии, с их помощью в дальнейшем можно будет обнаружить и другие потенциально вредные методы лечения. Выявление таких методов может способствовать сокращению случаев их применения или даже привести к их полному запрету (особенно эмпирически неподтвержденных) в соответствии с этическим принципом «не навреди». Попечительская ответственность специалистов в области психического здоровья перед несовершеннолетними клиентами требует их вовлеченности в проведение подобной работы по выявлению потенциально опасных методов, когда имеются доказательства реального или потенциального вреда.



Мониторинг вреда и другие исследования



Размышляя о том вреде, который может нанести психотерапия, Димиджян и Холлон (Dimidjian and Hollon 2010) отмечают, что, столкнувшись в ходе терапии с каким-либо неблагоприятным феноменом, практикующие специалисты «могут быть заинтересованы в том, чтобы не предпринимать попыток установить причинно-следственные связи или даже не сообщать о произошедшем» (2010, стр. 25). [Действительно, минимизация вреда является проблемой для многих видов лечения, включая фармацевтические методы (Schroll et al., 2016)]. Такие происшествия, как детская смерть или серьезная физическая травма, трудно скрыть, но незначительные травмы или психологические эффекты могут быть проигнорированы или списаны на неподатливый характер ребенка или объяснены в контексте поставленного диагноза. Однако свидетельства неблагоприятного детского опыта могут быть обнаружены на более поздних этапах жизни клиентов. Несколько находящихся в открытом доступе воспоминаний и личных отчетов о пережитом в детстве лечении показывают, что дети, подвергавшиеся потенциально вредным методам лечения, описанным в этой статье, часто возвращаются в терапию в той или иной форме, добровольно или невольно, в подростковом или в зрелом возрасте. Когда клиенты рассказывают о своем опыте лечения потенциально вредными методами, специалисты могут «вернуться» к этим историям, чтобы попытаться установить возможные связи между этим опытом и более поздними эмоциональными проблемами, конечно, при условии, что практикующие специалисты знают об описанных здесь потенциально вредных методах лечения детей и могут распознать их. Анализируя подобные истории, можно попытаться оценить вероятность психологических последствий, таких как ПТСР, а также более очевидных физических травм, возникших вследствие применения потенциально опасных методов лечения детей. Однако при таком подходе к анализу следует учитывать влияние, оказанное более ранним детским опытом, таким как усыновление, а также иметь в виду и те проблемы, которые изначально заставили родителей обратиться за лечением для ребенка.









Если бы исследователи следовали рекомендации, согласно которой они должны изучать как положительные, так и отрицательные эффекты психотерапии (“Recognition of psychotherapy effectiveness”, 2012), то это могло бы облегчить процесс выявления потенциально вредных методов лечения детей. Кроме того, систематические обзоры, которые являются важными источниками информации для многих практиков, должны уделять внимание описанию неблагоприятных последствий лечения.



Недавно, в качестве дополнения к PRISMA (Preferred Reporting Items for Systematic Reviews and Meta-Analyses – Предпочтительные параметры отчетности для систематических обзоров и мета-анализа, Zorzela и др., 2016), был разработан весьма полезный «контрольный лист вреда». Как отмечали авторы этого контрольного листа, «систематические обзоры могут вводить читателей в заблуждение, если отсутствие доказательств причинения вреда служит доказательством безопасности» (Zorzela et al., 2016, стр. 15).



Улучшенные рекомендации относительно детской психотерапии



Родители, которые выбирают метод лечения для своих детей, скорее всего, не осведомлены о возможном вреде, причиняемым терапией. На момент написания этой статьи упоминания о потенциально вредных методах лечения в контексте рекомендаций детской терапии встречаются крайне редко. Изменение этой ситуации может быть полезным.



Например, Калифорнийский доказательный информационный центр по обеспечению благосостояния детей (California Evidence Based Clearinghouse for Child Welfare, http://www.cebc4cw.org), финансируемый Департаментом социальных служб Калифорнии по предупреждению жестокого обращения с детьми, предлагает анализ целого ряда методов лечения. Для каждого вида лечения количественная оценка, выведенная на основе доказательной базы, варьируется от одного (имеется надежное повреждение исследовательскими данными) до пяти (сомнительная практика). Оценки основаны на информации, предоставленной сторонниками каждого из методов; в тех случаях, когда материалы не были предоставлены, напротив метода ставится соответствующая отметка (Walsh et al., 2015). Обзор представленных методов показывает, что, хотя многие из них относятся к категории «без оценки из-за отсутствия доказательств» (NR, not rated), ни один из них не относится к методам пятого уровня (сомнительная практика). В число оставшихся без оценки методов входят такие практики, как корректирующая терапия (Corrective Attachment Therapy) и «лагерь укрепления семейных уз» (Family Bonding Camp), каждая из которых связана с потенциально опасными методами лечения (холдинг-терапия/терапия привязанности и дополнительные методы холдинг-терапии/терапии привязанности). Расширение перечня «сомнительных практик» было бы полезно для предупреждения специалистов и родителей о потенциально опасных методах лечения детей, равно как и увеличение числа публичных заявлений о недостаточной эмпирической поддержке и неблагоприятных последствиях, связанных с детской психотерапией.



Надзор за научной и образовательной деятельностью



Изначально, распространение холдинг-терапии/терапии привязанности и дополнительных методов холдинг-терапии/терапии привязанности стало возможным, в том числе, благодаря поддержке со стороны государственных организаций по оказанию гуманитарной помощи. Они оплачивали обучение социальных работников по вопросам усыновления, в том числе тех, кто участвовал в деле о смерти ребенка Тиббетса (Mercer et al., 2003). Штат Аризона, Джорджия, Нью-Мексико и Пенсильвания –  все они в разное время платили за обучение методам холдинг-терапии/терапии привязанности (e, g., Wimmer et al., 2009). В тех случаях, когда специалисты играют важную роль в оценке и утверждении такого рода программ, они должны обладать всей полнотой информации; их задачи в ближайшем будущем станут более сложными, потому что некоторые потенциально вредные методы лечения детей применяются на практике уже в течение многих лет и поэтому кажутся приемлемыми для некоторых психотерапевтов.



Поиски, предпринятые автором данной статьи, показали, что такие учебные заведения, как Union Institute, Capella University и University of Wisconsin в Стауте, присуждают магистерские и докторские степени за работы в области холдинг-терапии/терапии привязанности, в которых эти методы оцениваются весьма некритически. Специалисты, присутствующие в диссертационных советах, особенно рецензенты, должны знать о потенциально вредных методах лечения детей и ставить под сомнение библиографические списки, в которых в качестве авторитетных источников указаны работы по потенциально вредным методам. Профессионалы, работающие со студентами, также должны знать о том, что большинство купленных в интернете курсовых относятся к теме холдинг-терапии/терапии привязанности (Mercer, 2015). Специалисты в области психического здоровья должны знать, что в прошлом за прохождение курсов по потенциально вредным методам лечения детей APA засчитывала часы повышения квалификации (курсы утверждались не самой APA, а «одобренными поставщиками»).



В 2013 году был запланирован семинар Нэнси Томас, главной сторонницы дополнительных методов холдинг-терапии/терапии привязанности, который был одобрен в качестве курса повышения квалификации, за который бы засчитывались соответствующие часы. Только благодаря случайности, в результате которой автору данной статьи пришло приглашение на этот семинар, APA была предупреждена о данной проблеме и квалификационные часы были аннулированы.



Профессиональным организациям необходимо выработать согласованные принципы, которые бы запрещали приравнивать семинары в области потенциально опасных методов лечения детей к курсам повышения квалификации.



В своей статье от 2006 года, посвященной дискредитировавшим себя методам терапии, Норкросс, Кошер и Гарофало заключили: «Мы должны позаботиться о том, что мы не будем препятствовать инновациям и творчеству в психологической практике, наклеивая на все методы, которым пока не хватает эмпирических данных, ярлык незаслуживающих доверия. Мы не должны быть высокомерными, помня, что современные методы лечения и тесты могут быть дискредитированы через 50 лет» (Norcross, Koocher, and Garofalo 2006 стр. 519-520). Хотя это, безусловно, верно, но, когда логические или эмпирические данные показывают, что лечение может принести детям больше рисков, чем пользы, мы ответственны за то, чтобы обратить на это внимание и предотвратить причинение вреда.






перейти к книге




Соблюдение этических норм



Конфликт интересов Джин Мерсер заявляет об отсутствии конфликта интересов.



Одобрение этического комитета В этой статье не содержится исследований на людях, выполненных автором.



Таблица 1



Критерии для выявления потенциально вредных методов лечения детей, сформированные на основе опросника «неблагоприятного детского опыта» (опросник переработан для целей настоящей статьи и включает только пункты, имеющие отношение к действиям терапевтов)



1. Родитель, другой взрослый дома или терапевт часто или очень часто ругался на ребенка, оскорблял ребенка, критиковал ребенка или унижал ребенка ИЛИ действовал таким образом, чтоб ребенок боялся, что он или она может физически пострадать



2. Родитель, другой взрослый дома или терапевт часто или очень часто толкал, хватал, ударял ребенка или бросал что-то в ребенка, ИЛИ иногда ударял ребенка так сильно, что у ребенка оставались следы удара или ему или ей наносилось физическое повреждение



3. Ребенок часто или очень часто чувствовал, что никто в семье его или ее не любит, и что никто, включая терапевта, не думал, что он или она важен(на) или особенный(ая)



4. Ребенок часто или очень часто чувствовал, что ему или ей не хватало еды, приходилось носить грязную одежду и ощущал, что у него или у нее нет взрослого защитника





References


“Advanced parenting for challenging children: Meet Kali” (n.d.). Retrieved January 7, 2016, from http://www.advancedparenting4kids.com/oregon-trainers/kali-miller/.

Amended Complaint.(2014). Anna Kouns vs. Blue Sky, Inc., Circuit Court for Knox County, TN; Docket Number 3-668-14. Unpublished document.

American Psychiatric Association. (2013). Diagnostic and statistical manual of mental disorders. 5th edn. Washington, DC: American Psychiatric Association.

American Psychological Association Task Force on Appropriate Therapeutic Responses to Sexual Orientation. (2009). Report of the task force on appropriate therapeutic responses to sexual orientation. Washington, DC: American Psychological Association.

American Psychological Association. (2010). Ethical principles of psychologists and code of conduct. Retrieved January 18, 2016, from http://www.apa.org/ethics/code/index.aspx.

American Psychological Association Presidential Task Force on Evidence-based Practice. (2006). Evidence-based practice in psychology. American Psychologist, 61, 271–285.

“Attachment therapist Neil Feinberg terrorizes adopted child”. (n.d.). Retrieved January 17, 2016, from https://www.youtube.com/watch?v=tNollwOulk.

“ATTACh Position Statement Against Coercive Treatment”. (2006). Retrieved February 1, 2016, from https://attach.org/about-us/attach-position-statement-regarding-coercive-treatment/.

Barlow, D. H. (2010). Negative effects from psychological treatments: A perspective. American Psychologist, 65, 13–20.

Beaudet, A. L. (2012). Preventable forms of autism? Science, 338, 342–343.

Benz, U. (2013a). Festhaltetherapien. Giessen: Psychosozial-Verlag.

Benz, U. (2013b). Langzeitfolgen des Festhaltetherapie. In U. Benz (Ed.), Festhaltetherapien (pp. 121–143). Giessen: Psychosozial-Verlag.

Bethell, C. D., Newachek, P., Hawes, E., & Halfon, N. (2014). Adverse childhood experiences: Assessing the impact on health and school engagement and the mitigating role of resilience. Health Affairs, 33, 2106–2115.

Bowlby, J. (1982). Attachment. New York: Basic.

Bowman, R., & Baker, J. (2014). Screams, slaps, and love: The strange birth of applied behaviour analysis. Pediatrics, 133(3). Retrieved Nov. 17, 2016 from http://www.pediatrics.aappublications.org/content/133/3/364.

Burchard, F. (1988). Verlaufsstudie zur Festhaltetherapie: Erste Ergebnis bei 85 Kindern. Praxis der Kinderpsychologie und Kinderpsychiatrie, 37, 89–98.

Burkholder, A. (2014). Controversy over shocking people with autism, behavioural disorders. Retrieved November 14, 2016, from http://www.cbsnews.com/news/controversy-over-shocking-people-with-autism-behavioral-disorders/.

Butterfield, W. (1975). Electric shock hazards in aversive conditioning of humans. Behavioral Engineering, 3, 1–28.

“CBS 48 Hours: ‘Afraid of our children’ ”. (n.d.). Retrieved January 17, 2016, from https://www.youtube.com/watch?v=NaUqeMrkQU.

Chaffin, M., Hanson, R., Saunders, B., Nichols, T., Barnett, D., Zeanah, C., & Miller-Perrin, C. (2006). Report of the apsac task force on attachment therapy, reactive attachment disorder, and attachment problems. Child Maltreatment, 11, 76–89.

Chapman, D. P., Whitfield, C. L., Felitti, V. J., Dube, S. R., Edwards, V. J., & Anda, R. F. (2004). Adverse childhood experiences and the risk of depressive disorders in adulthood. Journal of Affective Disorders, 82, 217–225.

“Christian movements and denominations”. (2011). Retrieved May 20, 2016, from http://www.pewforum.org/2011/12/19/global-christianity-movements-and-denominations/.

Cohen, R. (2006). Coming out straight. Winchester, VA: Oakhill.

Conn, A.-M., Szilyagi, M., Alpert-Gillis, C., & Baldwin, S. (2016). Mental health problems that mediate treatment utilization among children in foster care. Journal of Child and Family Studies, 25, 969–978.

Dimidjian, S., & Hollon, S. (2010). How would we know if psychotherapy were harmful? American Psychologist, 65, 21–33.

Dishion, T., McCord, J., & Poulin, F. (1999). When interventions harm: Peer groups and problem behavior. American Psychologist, 54, 755–764.

Falk, A. (2012). Woman convicted in her daughter’s death by “water intoxication” released from prison. Salt Lake: Tribune. Retrieved January 18, 2016, from http://archive.sltrib.com/story.php?ref=/sltrib/news/53270884/killpack-board-childdrink. html.csp.

Fallon, B., Trocme, N., & MacLaurin, B. (2011). Should child protection services respond differently to maltreatment, risk of maltreatment, and risk of harm? Child Abuse & Neglect, 35, 236–239.

FDA-2016-N-1111. (2016). Retrieved November 15, 2016, from https://www.regulations.gov/docket?D=FDA-2016-N-1111.

FDA Executive Summary: Electrical Stimulation Devices for Aversive Conditioning. (2014). Retrieved November 15, 2016, from http://www.fda.gov/downloads/AdvisoryCommittees/CommitteesMeetingMaterials/MedicalDevicesAdvisoryCom....

“FDA proposes ban on electrical stimulation devices intended to treat self-injurious or aggressive behavior”. (2016). Retrieved November 15, 2016, from http://www.fda.gov/NewsEvents/Newsroom/PressAnnouncements/ucm497194.htm.

Federici, R.S. (2005). Help for the hopeless child. Alexandria, VA: Dr. Ronald S. Federici Associates.

“Find a therapist in your area”. (2015). Retrieved May 22, 2016, from http://www.attachment.org/find-a-therapist-in-your-area/.

“Finding a counselor or life coach.” (2016). Retrieved May 20, 2016, from http://www.peoplecanchange.com/support/counselor.php.

Forbes, H., & Dziegielewski, S. (2002). Reactive attachment disorder. In S. Dziegielewski (Ed.), DSM-IV-Tr in action (pp. 143–168). New York: Wiley.

Gray, E. (2015). Advocates hopeful Obama’s support will end gay “conversion therapy”. Time. Retrieved January 19, 2016, from http://time.com/3815996/gay-conversion-therapy-barack-obama-lgbt/.

Grebenik, D. (2016). A new definition of attachment/regulation. Retrieved May 24, 2016, from http://www.focusonthefamily.com/parenting/adoptive-families/attachment-and-bonding/ new-definition-of-attachment-regulation.

Grzadzinski, R., Luyster, R., Spencer, A., & Lord, C. (2014). Attachment in young children with autism spectrum disorders: An examination of separation and reunion behaviors with both fathers and mothers. Autism: The International Journal of Research and Practice, 18, 85–96.

Haldeman, D. C. (2003). The practice and ethics of sexual orientation conversion therapy. In L. D. Garnets & D. C. Kimmel (Eds.), Psychological perspectives on lesbian, gay, and bisexual experiences (2nd edn., pp. 681–698). New York: Columbia University Press.

Hammond, F., & Hammond, I. M. (2010). Pigs in the parlor. Kirkwood, MO: Impact Christian Books.

Hicks, K. (1999). “Reparative” therapy: Whether parental attempts to change a child’s sexual orientation can legally constitute child abuse. American University Law Review, 49, 505–547.

Iacbini, A., Petiwala, A., & DeHart, D. (2016). Examining adverse childhood experiences among students repeating the ninth grade: Implications for school dropout prevention. Children and Schools, 38, 218–226.

“In the matter of Debra (Kali) Miller, Ph.D.” (2012). Retrieved January 7, 2016, from http://www.obpe.alcsoftware.com/files/miller.debra%20(kali)%20a.f._559.pdf.

Israel, M., Blenkush, N., von Heyn, R., & Rivera, P. (2008). Treatment of aggression with behavioral programming that includes supplementary skin-shock. Journal of Behavior Analysis of Offender and Victim: Treatment and Prevention, 1, 119–166.

James, B. (1994). Handbook for treatment of attachment-trauma problems in children. New York: Simon and Schuster.

Jongsma, A.E., Peterson, L.M., McInnis, W.P., & Bruce, T.J. (2014). The child psychotherapy treatment planner, 5th edn. New York: Wiley.

Kaufman, L. (2007). Parents defend school’s use of shock therapy Retrieved November 14, 2016, from http://www.nytimes.com/2007/12/25/nyregion/25shock.html.

Kazdin, A. (1990). Conduct disorders. In A. Bellack, M. Hersen, & A. Kazdin (Eds.), International handbook of behavior modification and therapy (2nd edn., pp. 669–706). New York: Plenum.

Koocher, G. (1976). Civil liberties and aversive conditioning for children. American, Psychologist, 31, 94–95.

Lehmann, S., Havik, O., Havik, T., & Heiervang, E. (2013). Mental disorders in foster children: A study of prevalence, comorbidity and risk factors. Child and Adolescent Psychiatry and Mental Health, 7, 39–63.

Lester, V. S. (1997). Behavior change as reported by caregivers of children receiving holding therapy. Retrieved February 28, 2013, from http://bellsouthpwp.net/e/i/eiseles/research_lester.html.

Lilienfeld, S. O. (2007). Psychological treatments that cause harm. Perspectives on Psychological Science, 2, 53–70.

Linden, M. (2013). How to define, find, and classify side effects in psychotherapy from unwanted events to adverse treatment reactions. Clinical Psychology and Psychotherapy, 20, 286–296.

Linscheid, T. R., Iwata, B. A., Ricketts, R. W., Williams, D. E., & Griffin, J. C. (1990). Clinical evaluation of the self-injurious behavior inhibiting system (SIBIS). Journal of Applied Behavior Analysis, 23, 53–78.

Lipsey, M. (1992). Juvenile delinquency treatment: A met-analytic inquiry into the variability of effects. In T. Cook, H. Cooper, D. Cordray, H. Hartmann, L. Hedges, R. Light, … F. Mosteller (Eds.), Meta-analysis for explanation: A casebook (pp. 83–127). New York: Russell Sage.

Lovaas, O. I. (1987). Behavioral treatment and normal educational and intellectual functioning in young autistic children. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 55, 3–9.

Marie-Mitchell, A., Struder, K., & O’Connor, T. (2016). How knowledge of adverse childhood experiences can help pediatricians prevent mental health problems. Journal of Collaborative Family HealthCare, 34, 128–135.

Marlan, T. (2000). A most dangerous method. Chicago: Chicago Reader. Retrieved November 17, 2016, from http://www. chicagoreader.com/chicago/a-most-dangerous-method/Content?oid=903012.

“Martha Welch ‘Mothering Center’ Clip”. (n.d.) Retrieved January 17, 2016, from https://www.youtube.com/watch?v=GPaNe0g9_-ww.

McCabe, J., Brewster, K., & Tillman, K. (2011). Patterns and correlates of same-sex sexual activity among U.S. teenagers and young adults. Perspectives on Sexual and Reproductive Health, 43, 142–150.

McKeachin, J., Smith, T., & Lovaas, O. I. (1993). Long-term outcome for children with autism who received early intensive behavioral treatment. American Journal of Mental Retardation, 97, 373–391.

Mercer, J. (2001). “Attachment therapy” using deliberate restraint:An object lesson on the identification of unvalidated treatments. Journal of Child and Adolescent Psychiatric Nursing, 14, 105–114.

Mercer, J. (2013). Holding therapy: A harmful alternative mentalhealth intervention. Focus on Alternative and Complementary Therapies, 18, 70–76.

Mercer, J. (2015). Attachment therapy. In S. O. Lilienfeld, S. J. Lynn, & J. M. Lohr (Eds.), Science and pseudoscience in clinical psychology (2nd edn., pp. 466–499). New York: Guilford.

Mercer, J., Sarner, L., & Rosa, L. (2003). Attachment therapy on trial. Westport, CT: Praeger.

Morrison, L., Duryea, P. B., Moore, C., & Nathanson-Shinn, A. (2002). The lethal hazard of prone restraint: Positional asphyxia. Retrieved January 17, 2016, from http://www.disabilityrightsca.org.pubs/701801.pdf.

Myeroff, R., Mertlich, G., & Gross, G. (1999). Comparative effectiveness of holding therapy with aggressive children. Child Psychiatry & Human Development, 29, 303–313.

Neumann, D., & Waters, A. (2006). The use of an unpleasant sound as an unconditional stimulus in a human aversive Pavlovian conditioning procedure. Biological Psychology, 73, 175–185.

Neumann, D., Waters, A., & Westbury, H. R. (2008). The use of an unpleasant sound as the unconditional stimulus in aversive Pavlovian conditioning experiments that involve children and adolescent participants. Behavior Research Methods, 40, 622–625.

Nock, M., Kazdin, A., Hiripi, E., & Kessler, R. (2007). Lifetime prevalence, correlates, and persistence of oppositional defiant disorder: Results from the National Comorbidity Survey Replication. Journal of Child Psychology and Psychiatry, 48, 703–713.

Norcross, J., Koocher, G., & Garofalo, A. (2006). Discredited psychological treatments and tests: A Delphi poll. Professional Psychology: Research and Practice, 37, 515–522.

Perou, R., Bitsko, R., Blumberg, S., Pastor, P., Ghandour, R., Gfroerer, J. … Huang, L. (2013). Mental health surveillance among children—United States, 2005–2011. MMWR: Morbidity & Mortality Monthly Report, 62, 1–35.

Petrosino, A., Turpin-Petrosino, C., & Buehler, J. (2005). Scared Straight and other juvenile awareness programs for preventing juvenile delinquency. Scientific Review of Mental Health Practice, 4, 48–54.

“Portland therapist loses license after prescribing bottle feeding, confinement for 11-year-old boy.” (2015). Retrieved January 7, 2015, from http://www.oregonlive.com/portland/index.ssf/2015/03/portland_therapist_loses_licen.html.

Prekop, J. (1983). Das Festhalten als Therapie bei Kindern mit Autismus-Syndrom. Anwendung der Therapie durch ‘Festhalten’ nach Welch/Tinbergen. Teil 1. Fruehfoerderung Interdisziplinaer, 2, 54–64.

Prekop, J. (2006). Der kleine Tyrann [The little tyrant]. Muenchen: Goldmann.

Prekop, J., & Hellinger, B. (2010). Wenn ihr wuestet, wie ich euch liebe [If you knew how much I love you]. Muenchen: Knaur TB.

Prekop, J., & von Stosch, T. (n.d.). Festhaltetherapie in Urteil von Eltern—eine Nachuntersuchung zur Wirksamheit ein psychotherapeutischen Vehrfahrens. Retrieved February 28, 2013, from http://www.prekopfesthalten.de/festhaltetherapie.html.

Reber, K. (1996). Children at risk for reactive attachment disorder: Assessment, diagnosis, and treatment. Progress: Family Systems Research and Therapy, 5, 83–98.

“Recognition of psychotherapy effectiveness”. (2012). Retrieved January 19, 2016, from http://www.apa.org/about/policy/resolution-psychotherapy.aspx.

Rohmann, U. H., & Hartmann, H. (1985). Modifizierte Festhaltetherapie (MFT). Eine Basistherapie zur Behandlung autistischer Kinder. Zeitschrift fuer Kinder- und Jugendpsychiatrie, 13, 182–198.

Salvy, S.-J., Mulick, J., Butter, E., Bartlett, R., & Linscheid, T. (2004). Contingent electric shock (SIBIS) and a conditioned punisher

eliminate severe head banging in a preschool child. Behavioral Interventions, 19, 59–72.

Schlanger, Z. (2015). Jonah, the largest Jewish gay conversion therapy organization, takes its last breath. Newsweek. Retrieved January 18, 2016, from http://www.newsweek.com/life-and-death-jewish-exgay-therapy-organization-406898.

Schopler, E. (2012). Changing parental involvement in behavioral treatment. In M. Rutter & E. Schopler (Eds.), Autism: A reappraisal of concepts and treatment (pp. 413–421). New York: Springer.

Schroll, J. B., Penninga, E. I., & Gotzsche, P. C. (2016). Assessment of adverse events in protocols, clinical study reports, and published papers of trials of orlistat: A document analysis. Retrieved August 18, 2016, from ttp://journals.plos.org/plosmedicine/article?id=10.1371/journal.pmed.10021101.

Sedlak, A. J., Mettenberg, J., Basena, M., Petta, I., McPherson, K., & Li, S. (2010). Fourth National Incidence Study of Child Abuse and Neglect (NIS-4): Report to Congress. Washington, DC: U.S. Department of Health and Human Services, Administration for Children and Families.

“Seminars”. (2015). Retrieved May 22, 2016, from http://www.attachment.org/seminars/.

Serovich, J. M., Craft, S. M., Toviessi, P., Gangamma, R., McDowell, T., & Grafsky, E. L. (2008). A systematic review of the research base on sexual reorientation therapies. Journal of Marital and Family Therapy, 34, 227–238.

Soke, G., Rosenberg, S., Hamman, R., Fingerlin, T., Robinson, C. Carpenter, L., … DiGuiseppi, C. (2016). Brief report: Prevalence of self-injurious behaviors among children with autism spectrum disorder: A population-based study. Journal of Autism and Developmental Disabilities, 46, 3607–3614.

State of North Carolina v. Paul Joseph Salvetti. (2010). Retrieved January 19, 2016, from https://appellate.nccourts.org/opinions/?c=2&pdf=5372.

“STOP Jirina Prekopova Attachment Therapy” (n.d.). Retrieved January 17, 2016, from https://www.youtube.com/watch?v=7w3Ihg65HV8. Stryker, R. (2010). The road to evergreen. Ithaca, NY: Cornell University Press.

Substance Abuse and Mental Health Services Administration. (2015). Ending conversion therapy: Supporting and affirming LGBTQ youth. HHS Publication No. (SMA) 15-4928. Rockville, MD: SAMHSA.

Sudbery, J., Shardlow, S. M., & Huntington, A. E. (2010). To have and to hold: Questions about a therapeutic service for children. British Journal of Social Work, 40, 1534–1552.

The Adverse Childhood Experiences Study. (n.d.). Retrieved January 19, 2016, from http://www.acestudy.org.

Thomas, N. (2000). Parenting children with attachment disorders. In T. M. Levy (Ed.), Handbook of attachment interventions (pp. 67–111). San Diego: Academic Press.

Thyer, B., & Pignotti, M. (2015). Science and pseudoscience in social work practice. New York: Springer.

Tinbergen, N., & Tinbergen, E. (1983). “Autistic” children: New hope for a cure. Hemel Hempstead: Allen & Unwin. “Trial set in malpractice suit”. (1971). Flagstaff, AZ: Sun, p. 2.

Vandiver, S., & Malcolm, K. (2009). Adoption USA: A chartbook based on the 2007 national survey of adoptive parents. Retrieved November 17, 2016, from http://www.aspe.hhs.gov.

van Oorsouw, W., Israel, M., von Heyn, R., & Duker, P. (2007). Side effects of contingent shock treatment. Research on Developmental Disabilities. Retrieved November 14, 2016, from http://www.effectivetreatment.org/SideEffectsContingent.pdf.

Walsh, C., Reutz, J. R., & Williams, R. (2015). Selecting and implementing evidence-based practices: A guide for child and family serving systems. Retrieved January 17, 2016, from http://www.cebc4cw.org/implementing-programs/guide/.

Waschbusch, D., Bernstein, M., Mazzant, J., Willoughby, M., Haas, S., Coles, E., & Pelham, W. (2016). A case study examining fixed versus randomized criteria for treating a child with conduct problems and callous-unemotional traits. Evidence Based Practice in Child and Adolescent Mental Health, 1, 73–85.

Weaver, J. (2015). The new apostolic reformation. Jefferson, NC: McFarland.

Welch, M. G. (1989). Holding time. New York: Fireside.

Welch, M. G., Northrup, R. S., Welch-Horan, T. B., Ludwig, R. J., Austin, C. L., & Jacobson, J. S. (2006). Outcomes of prolonged parent–child embrace therapy among 102 children with behavioral disorders. Complementary Therapies in Clinical Practice, 12, 3–12.

Wimmer, J., Vonk, M. E., & Bordnick, P. (2009). A preliminary investigation of the effectiveness of attachment therapy for children with reactive attachment disorder. Child and Adolescent Social Work Journal, 26, 351–360.

Young, S. (2006). Does “reparative” therapy really constitute child abuse? Yale Journal of Health Policy, Law, and Ethics. Retrieved January 12, 2016, from http://digitalcommons.law.yale.edu/yjhple/vol16/iss1/3.

Zaslow, R., & Menta, M. (1975). The psychology of the Z-process: Attachment and activity. San Jose, CA: San Jose State University Press.

Zorzela, L., Loke, Y. K., Ioannidis, J. P., Golder, S., Santaguida, P., Altman, D. G., … PRISMA Harms Group. (2016). PRISMA

К первой части статьи


Ко второй части статьи





В блоге пока нет сообщений
Новые статьи
В блоге пока нет сообщений

Зарегистрируйтесь
через соц. сеть

Или введите пароль, если у Вас есть
учётная запись.

Логин
Пароль

Регистрация

Если у вас нет учётной записи.

Имя
Фамилия
*E-Mail
*Логин (мин. 3 симв.)
*Пароль (мин. 6 симв.)
*Подтвердите пароль
Скачать